МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Себе дороже

← к списку статей

?ли почему растет себестоимость работ

В про?лом году СМУ-21 треста «Кавминпромстрой» с оценкой «хоро?о» и «отлично» сдало пять объектов: два жилых дома, центральные ремонтные мастерские в совхозе «Розовский», производственные мощности на заводе «Сувенир», коллектор.

Это луч?ий результат за последние годы. Строителям сказали заслуженные ими добрые слова. Новоселы вселились в квартиры, производственные объекты работают по назначению. Но эту радующую глаз картину слегка портит вопрос: «какой ценой это все сделано?»

Строительно-монтажное управление допустило удорожание работ на сумму свы?е двухсот тысяч рублей. 84 тысячи из этой суммы составляет перерасход по статье материалы, 25 тысяч - заработная плата, 85 тысяч - накладные расходы. На 10 тысяч рублей боль?е, чем полагалось, заплатили за эксплуатацию ма?ин и механизмов.

Одна из самых весомых статей — материалы. Здесь кроются немалые резервы экономии. Между тем нерачительное отно?ение к кирпичу, бетону, стеклу и прочему на строительных площадках — явление, увы, привычное.

Присмотримся повнимательнее, где и как бесхозяйственность, этот невидимый и непойманный за руку «вор», вынимает деньги из кармана строителей, а в конечном итоге и из на?его с вами кармана.

Начнем с кирпича. В основном, его завозят на объекты не на поддонах или в контейнерах, как того требует современная технология строительных работ, а навалом. На железнодорожной станции кирпич сваливают из вагона. Его погружают на ма?ины, перевозят на объект и сваливают вновь. Потом по мере надобности перетаскивают непосредственно к рабочим местам. Обилие перевалок приводит к бою кирпича. Да и дополнительные погрузочно-разгрузочные работы продукцию также не уде?евляют.

Поставки и использование материалов - одни из самых больных вопросов. Рабочие, бригадиры, руководители участков постоянно высказывают упреки в адрес снабженцев УПТК треста: материалы поставляют некачественные, некомплектно, не в срок.

Так, железобетонные конструкции зачастую приходят негабаритными, и строители, вооружив?ись топорами, обтесывают их. Только на ликвидацию брака Георгиевского комбината строительных изделий, доведение конструкций до строительной готовности в про?лом году по управлению бы¬ло затрачено 1.762 человеко-дня. Четыре с половиной тысячи человеко-дней составили простои из-за несвоевременности поставок.

Не надо объяснять, что все это затягивает сдачу объектов и ложится камнем не только на статью «зарплата» - простои, надо оплачивать, но и раздувает накладные расходы. Например, только на содержание сторожей на несвоевременно сданных объектах в про?лом году дополнительно было затрачено 12 тысяч рублей.

«Обеспечьте нас всем необходимым, и мы сработаем намного луч?е», — так говорили при встречах рабочие. В этих словах нет преувеличения. Как можно говорить о качестве, если, например, 15 процентов раствора, поступив?его с бетонорастворного завода, - брак?

Разговор о поставках был продолжен в кабинете заместителя управляющего трестом ?. Тимченко. В про?лом году снабженцы треста удовлетворили потребность СМУ в металлоконструкциях и арматуре на 42 процента, пиломатериалах— на 46. Сборного железобетона вместо потребных 1.500 кубических метров поступило всего 935, кирпича просили 6,5 миллиона ?тук, а получили 2,8 миллиона.

- На недопоставку жалуются все, не только минераловодские строители, - ответил ?ван Матвеевич. - Но чаще всего претензии эти необоснованные. Вот цифры.

А цифры были таковы. Подразделения треста в 1983 году перерасходовали сверх норматива 1 000 тонн металла, более 4.000 тонн цемента. В этом преуспело и СМУ-21. Вот такой парадокс: материалов не хватает - материалов в избытке.

Ключик от «ларчика» - не в сундуке на дне моря, а на стройплощадках. Скажем, на строительстве завода по розливу минеральных вод в селе Солуно-Дмитриевском. Образцовым порядком здесь не пахнет. Сваленный в груду кирпич. Побитые трубы. Экспозиция балок и конструкций, которые здесь не нужны. Добро, стоящее тысячи рублей, пропадает.

По документам в про?лом году за управлением числилось сверхнормативных запасов на двести-триста тысяч рублей. Например, несколько лет назад завезли из Карелии черный мрамор. Кому и зачем он понадобился - никто не знает, но деньги заплачены.

?ли рубероид. Жалоб на то, что этого материала постоянно не хватает, немало. По словам экономистов из СМУ-21, в про?лом году его было получено в три раза мень?е потребности. Между тем на одном ли?ь объекте умудрились перерасходовать семь тысяч квадратных метров рубероида. Вот вам и дефицит.

А качество выполняемых работ? Только на переделки в про?лом году у?ло более двух тысяч человеко-дней. Образно выражаясь, восемь работников были выключены из трудового процесса и занимались устранением брака. Перерасходовались материалы, раздувалась статья «зарплата». Стоит ли удивляться, что, например, на прорабском участке А. Глобы темпы роста заработной платы в минув?ем году опережали, темпы роста производительности труда на 14 процентов, на участке А. Ануфриенко - на 24 процента, а на участке С. Миронова - на 39 процентов? О каком снижении себестоимости можно мечтать? Нару?ается и главный принцип социалистического хозяйствования: заработная плата должна быть заработанной.

Неорганизованность, сбои в планировании, во взаимодействии управленческих звеньев - тоже «работают» на удорожание. Неумение, а подчас и нежелание отдельных специалистов работать творчески, четко выполнять свои служебные обязанности приводят к простою людей и механизмов, бесхозяйственному использованию материалов.

На строительстве уже упоминав?егося завода в Солуно-Дмитриевском бригадир Н. Солодов на вопрос: «Ну как дела?» - сокру?енно развел руками: «Какие дела? Вы посмотрите, мы ведь работаем, как в допотопные времена. Раствор в ведрах на веревке поднимаем, кирпич на леса вручную носим. Механизации никакой. А те механизмы и ма?ины, что есть, постоянно ломаются, работают вполсилы. Рабочих из Георгиевска привозят после десяти утра и увозят задолго до конца смены».

Не на высоком уровне организация труда и ?ТР. Например, в управлении не проверяется проектно-сметная документация, правильность применения сметных цен на материалы и конструкции и тарифы за услуги других организаций.

Чтобы не быть голословным, приведу пример из отно?ений СМУ с транспортниками. Проверка выявила за про?лый год приписок на три с половиной тысячи рублей. Это тоже легло на себестоимость готовой продукции. Далее эффективность использования транспорта. В 1983 году планировалось перевезти 80 тысяч тонн, а перевезли 105 тысяч тонн. Вроде бы неплохо. Однако вместо запланированных четырех тысяч часов автома?ины пробыли в распоряжении строителей втрое доль?е.

На одном из совещаний главный инженер управления Н. Кессов отметил: никто из прорабов не интересуется себестоимостью. А раз так, неудивительно, что она выпала из-под контроля.

Упрек этот, кстати, следовало бы бросить не только прорабам и мастерам. Многих потерь могло бы не быть, если бы специалисты и руководители всех рангов треста боль?е задумывались о том, какой ценой выполняется производственная программа.

Примеры же подлинно хозяйского подхода к использованию ресурсов есть в самом тресте. Взять хотя бы хозрасчетную бригаду Николая Андреевича Пальчика из СМУ-21. Здесь думают, как луч?е использовать каждый рубль. Недавно, например, бригада добилась включения в свой состав крановщика. Прежде он получал в управлении механизации свои сто сорок рублей в месяц и, как говорится, хлопоты строителей его не трогали. Теперь бригада доплачивает ему до ста девяноста из общего «котла». ? всем выгодно: кран мень?е простаивает, за смену успевает боль?е, чем прежде. Растет и производительность труда в бригаде, быстрее выполняются работы.

Вот если бы на каждом участке, в каждом подразделении СМУ и треста также по-хозяйски обходились с материалами, механизмами, рабочим временем, внедряли не на словах, а на деле бригадный подряд, то и строили бы не «себе дороже», а «себе де?евле». А значит, эффективнее.

В. КРАСУЛЯ.

«Ставропольская правда», март 1984 г.