МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Бег на месте

← к списку статей

ОДНО обидно. Прожектёрством плодим равноду?ие. Объясняем себе: куча дел, руки не доходят. А почин нужен. Так рождаются мертвые ду?и.

Надо, мол. Кому?

Речь об опорных пунктах охраны порядка. Конкретно, об опорном пункте № 4 Советского района Краснодара, на?их старых знакомых.

Если образно, опорный пункт — это отдел внутренних дел в миниатюре на общественных началах. Он — нервный узел, в котором сходится информация о положении дел в микрорайоне. Здесь думают, что предпринять и кому. Организуют людей.

Кто здесь работает? Два-три оперативных работника милиции, включая участкового и инспектора по делам несовер?еннолетних, вне?татные сотрудники милиции, ДНД, комсомольский оперативный отряд. ? боль?ой актив трудящихся. Тех, кто избран в соответствующие секции совета общественности. На это обратим особое внимание. Руководит всем совет.

Задумано неплохо.

Долго ли, коротко ли, а свелось к одному: работают милиционер и несколько добровольных помощников. Конечно, кому как не милиционеру, не лично лейтенанту Алексею Макарову, участковому, следить за порядком?

Он этим и занимается.

Ссорятся две соседки. Мака¬ров два часа выслу?ивает взаимные упреки, ссылки на свидетелей. Когда у?ли, спра?иваю его: как же ты столько свидетелей «прокрути?ь», такая склока затяжная?

А он: никак. Я оставлю только то, в чем есть состав преступления...

? верно, разобраться в личных претензиях, мирить — трех жизней не хватит.

Но ведь для этого и привлекается в опорный пункт общественность. Чтобы, кроме про¬чего, и воспитывать.

Чтобы дойти до каждого.

До А.Сопельняк не до?ли.

Вернулся парень после освобождения из мест заключения в родной город. Какое-то время поработал на ХБК и уволился. Была у него мечта: стать ?офером. Ре?ил устроиться на автотранспортное предприятие, чтобы послали на курсы ?оферов.

Последовала серия отказов. На одной автобазе сказали, что им летуны не нужны, на другой вообще говорить отказались. ? так далее.

Вме?ался Макаров. Три дня потратил, но так и не смог устроить парня.

? вот упустили парня. Влез в очередную историю. Его снова судят. Нельзя, конечно, все валить на общество. Мол, он паинька, а все невниманием толкали его к пропасти. Но, может быть, этого и не случилось бы, пойди ему навстречу, поговори с ним. Но с ним не встретились, не поговорили.

Да и кому говорить-то? Все заняты.

Здесь бы и пригодились те десятки членов всяких секций совета. 11 человек из секции по охране общественного по¬рядка, 23 — из секции по предупреждению бытовых конфликтов и алкоголизма. 23... Они могли бы пройти по домам. Поговорить по ду?ам. Примирить характеры. Уловить за¬рождающийся конфликт...

Но, увы, эти товарищи ли?ь на бумаге. Мертвые ду?и. Как не печалиться лейтенанту Макарову?

...Внезапно нагрянув, Макаров с помощниками разоружили бравых охранников на КСК.

Пьяные...

Следует представление начальству. ? что же? Чуть-чуть спустя те самые «ребята» уже стояли на других постах. «Берегли» народное добро.

Странно.

Не менее странно, что после этого инцидента на КСК обиделись. Как выразился Макаров, «во?ли в прямой конфликт».

В совете общественности, между прочим, значится ?ван Григорьевич Андруха. Заместитель директора КСК по снабжению. В совете он — председатель.

Что сделал совет за полтора года?

Полтора года планируется осветить площадку около ДНД. Темно до сих пор. Обязались обеспечить литературой и наглядной агитацией. Пока же — что Макаров сам смог выколотить, выпросить, достать, то и висит на стенах. Что принес из дома, то и читают. Просили выделить кабинет в районе ?колы 56. Как же, дождались! Робко осведомлялись насчет автомобиля. Конечно, молчок. Полтора года воюют в опорном пункте за ре?етки на окна ДНД. До анекдотов доходит: задержали хулиганов, усадили в дежурную, комнату. Пока наряд приехал, задержанные спокойненько высадили рамы и драпанули...

В совет входит председатель депутатской группы района. Кто он такой — Макаров в глаза ни разу не видел. Но вот повезло: при мне при?ла Мария Петровна Каверина — председатель этой группы. Записывала фамилии тунеядцев. ?нтересовалась прочими деталями. Пунктуально, обстоятельно. Как она призналась: «Ознакамливалась, наводила мосты». Я поинтересовался: есть ли в депутатской группе люди, которые специально будут заниматься опорным пунктом? Таких людей нет. Значит, сегодня одному зададут проверить, а через месяц вместо него придет другой с тетрадочкой и каранда?ом. Будет тоже «ознакамливаться».

Столько лет так «охраняем порядок», говорим о надобности и прочее?! А когда доходит до живого дела, все оказывается на уровне ознакомления, этакого торжественного начинания. Оптимистического разрезания ленточки. Будто только и умеем начинать и потихоньку забывать, чтоб снова с помпой начинать. Спло?ной бег на месте.

МОЛОДЕЖ?, комсомолу - особое место в охране по¬рядка.

«Приходил ко мне Са?а Денисов, быв?ий второй секретарь райкома. Проработали мы с ним тут два вечера», — рассказывает Макаров о связях с комсомолом.

Ну и что с того, что допросил Денисов двух алкоголиков? Вну?ил хулигану? Завтра он с таким же успехом будет корчевать коряги под футбольное поле. Послезавтра — создавать народный оркестр. Где те комсомольцы, которых он обещал прислать на подмогу?

Нет...

О Валере Бирюкове мы уже писали. Работает он на «Сельма?е». Вечера проводит в опорном пункте. А тут на тебе — из под?ефной ?колы № 49 десяток сорвиголов подсунули: хотят помогать. Может, возьме?ь?

Взял, привел к Макарову. «Что ж, давайте. Авось, толк выйдет».

Мальчи?ки два-три раза в неделю обходят темные места.

Как что не ладится, к Макарову: «Лексей Дмитч! Там сопротивляется...» Я сам свидетелем был, как они толпой окружили выпиво?ку, «массой задавили», привели в комнату.

Ребята учиться прилежней стали. В ?коле на их «художества» мень?е жалуются.

Хоро?ее, вроде бы, дело. Поддержать бы.

Нет. В райкоме не понравилось. Не по уставу, мол, мальцы годами не вы?ли для комсомольского оперативного. ? прочее: неорганизованно, самотеком. Мы свой отряд создаем, комсомольский, оперативный.

Создайте, вам спасибо скажут. Но ведь дело, пусть неболь?ое, уже есть. Зачем на корню глу?ить? Хоро?ее дело — комсомольские оперативные отряды. Сколько лет твердим о них, а оказывается, каждый год организовываем, начинаем, запускаем... Бег на месте.

Был, да и поныне есть на «Сельма?е» оперативный от¬ряд. В нем 15 человек. За про¬?лый год хлопцы задержали 24 человека. Хоро?о. А на?и десять «пацанов» всего за пол¬тора месяца уже тридцать хулиганов «приволокли» с улицы.

Есть толк? Наверное, есть. ? потом. Коля Прилип, в про?лом командир отряда на «Сельма?е», а ныне командир районного оперотряда, говорит так: «Обижаются ребята, в ДНД всего 6 выходов за год, а им три дня к отпуску добавляется. В оперативном отряде куда боль?е нагрузки, а тоже 3 дня».

А ребяти?ки, между прочим, сами при?ли. Никаких дней не требуют. Для ду?и работают. А мы их... А потом, через три года им исполнится по 18. Созреют они для «официального» оперативного отряда. Но придут ли в него?

На КСК оперативного отряда пока нет. Есть что-то. Но это такое беспомощное и хилое существо, что стыдно говорить. Приходят три-пять деву?ек на танцы. Говорят вахтеру: мы отряд, пропустите. Пропускают. Деву?ки разделись, стали к стеночке и... растворились среди пар.

? с дружиной нелады. Ребята — местные. Своих трогать не хотят. Обиди?ь озорника, а завтра он тебя, гляди?ь, встретит. Так что если когда кого задержат, сами же дружинники и просят: отпустите, хоро?ий парень.

Кому это надо?

Конечно, здесь напролом валить глупо. Надо учитывать момент. «Чужие» дружины с хулиганами либеральничают мень?е. Так, может, не стоит местным дружинникам доверять свой участок?

Проблем много. Работы куча. ? для пенсионеров, и для ?кольников — для всех. Опорный пункт можно превратить в ?колу жизни. Вот ученики читают ученые книги, рассуждают о государствах, восхищаются героями. А здесь каждый вплотную может столкнуться с хулиганом. Увидеть, что тот по своей природе трус. Что дебо?ир смел только перед слабой женщиной. ? росли бы ребята не оторванными от жизни инфантильными идеалистами, не напуганными сплетнями о каких-то стра?ных пьяницах, не труси?ками, не циниками, которые в глаза не видели, как добро побеждает зло, как настоящие парни не жалеют себя. Все это они видели бы своими глазами, сами боролись бы с негативным в на?ей жизни. Закаляли бы свой характер. Статьей Конституции участие в охране общественного порядка переведено из ранга дела частного, добровольного в дело обязательное для каждого гражданина. В дело привычное, такое же, как и труд.

В. КРАСУЛЯ.

«Комсомолец Кубани», 1977 г., Краснодар