МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

КУДА ПУТЬ ДЕРЖ?ТЕ?

← к списку статей

Вы, конечно, читали сообщения центральных газет о том, что состоялись учредительные собрания и конференции Демократической партии России (ДПР) в Ленинграде, Самаре, Рязани, Свердловске, Южно-Сахалинске и многих других городах РСФСР. 26 мая 1990 года учредительная конференция про?ла в Москве, и, собственно, тем самым положила начало новой партии. Несколько ставропольцев тогда вернулись из столицы и создали Ставропольское отделение ДПР. Своим лидером они выбрали Василия Александровича КРАСУЛЮ, народного депутата крайсовета, члена координационного совета Ставропольского Народного Фронта, редактора самиздатовского журнала «Гражданин». С ним — на?а беседа.

- Начнем с главного: для чего создана Демократическая партия России и ее Ставропольское отделение?

- В идейном плане — для развенчивания теории марксизма-ленинизма. На практике — для вытеснения КПСС с монопольных позиций. Это, конечно, не означает, что ДПР стремится захватить власть. Вовсе нет. ДПР не считает, что знает абсолютно верно, как даль?е развиваться обществу, республике. Мы настаиваем в основном на том, чтобы существовало несколько партий, а править будут те, за кем пойдет народ.

- ?з мировой истории хоро?о известно, что появление новых партий всегда связывали с народом: ради него, для него... Что же конкретно для россиян, скажем, в сравнении с КПСС, предлагает ДПР?

- КПСС настаивает на социалистическом пути развития. Мы считаем, что никакого социалистического выбора на? народ не делал, социализм не строил, коммунизм создавать не будет, да и не нужно. Это принципиальное отличие.

КПСС «вертится» вокруг многообразия форм собственности, потихоньку «допускает» частную. ДПР ставит частную собственность во главу угла.

В отно?ении земельного вопроса. Мы выступаем и за частное, и за коллективное владение землей. Негативно относимся к совхозам и колхозам.

КПСС делает опору на Октябрь семнадцатого года. ДПР называет Октябрь семнадцатого трагической о?ибкой.

КПСС базируется на марксизме-ленинизме. Мы его отвергаем. Выступаем против «всемирно-исторической миссии» пролетариата, против того, что один класс может освободить человечество.

- На новой газете, которую вы намерены выпускать в Ставропольском крае, не будет лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь?

— Конечно, такого призыва не будет... Названия у на?ей новой газеты еще нет, хотя первый номер уже готовится к печати. Газета не будет органом Демократической партии. Она станет освещать жизнь демократических движений на юге России. После того, как газета появится, «Гражданин» прекратит свое существование.

— С июня по сентябрь 1990 года в Ставрополе «зарегистрировано» несколько актов политических действий ДПР. Расскажите о них, а также о том, какими способами вы намерены добиваться осуществления своих принципов в дальней?ем?

— 17 июня про?ел несанкционированный митинг, в котором ДПР принимала участие. 15 июля состоялся уже санкционированный митинг. 25 августа мы провели собрание демократической общественности края, в Ставрополь приезжали представители демократической общественности из КЧАО, с КавМинвод; присутствовали члены Народного Фронта, ДПР, ряда политических клубов. Сейчас пока акцент делается на организацию внутренней жизни в партии... Как теперь, так и в дальней?ем, способ достижения цели останется конституционно-парламентским. Будет осуществляться выпуск газет, журналов, проводиться собрания, в необходимых случаях — митинги, демонстрации, вплоть до забастовок. Но ситуация может измениться. Сейчас к руководству республики при?ли левые демократы. А значит, ныне?няя на?а задача — помогать проведению политики Ельцина.

— Означает ли ва?е лидерство в народном фронте, а теперь и в демпартии то, что Ставропольская ДПР — это новая вывеска Народного Фронта?

— Нет, Народный Фронт не исчез и не перерос в демократическую партию. Многие члены фронта даже не хотят вступать в ДПР. Например, Евгений Константинович Бородин, народный депутат крайсовета, член координационного совета Народного Фронта, заявляет, что вообще ни в какой партии состоять не желает...

Фактически Народный Фронт является инициатором создания новой партии на Ставрополье — более организованного, дисциплинированного политического формирования. Поэтому с Народным Фронтом у нас остаются самые «родственные» отно?ения.

— На какой «политической высоте» находится Ставропольское отделение ДПР, если сравнить его с аналогичными организациями в других регионах страны?

— Число членов ДПР у нас боль?е, чем в Астрахани (там сто человек). Краснодарцы и мы сравнимы по количеству (250 членов партии), но у нас движение более организованно, сильнее Народный Фронт, есть депутатская группа (четыре человека из ДПР — народные депутаты крайсовета, двое — из НФ). Но сравнивать Ставропольское отделение с Москвой, Ленинградом, Свердловском, Новокузнецком пока нельзя — там демократические процессы по?ли даль?е.

— Василий Александрович, вы в про?лом — член КПСС. Как сегодня относитесь к тем, кто меняет свое отно?ение к компартии? ?нтересно узнать, какие настроения «культивируются» в демпартии в отно?ении быв?их членов КПСС?

— Когда-то я был коммунистом и не просто так, а по убеждению, верил в коммунизм в чистом виде. ?дея-то заложена была хоро?ая — все общее, жить нужно ради друг друга. Но где-то, на каком-то этапе незаметно были подменены тезисы, смещены акценты и вот что, вы сами видите, получилось. Думаю, ничего предосудительного в изменении мнения быть не может. По сути, вера в коммунизм явилась повальным всеобщим заблуждением.

Такое же отно?ение к быв?им коммунистам и в на?ей партии.

Мы понимаем, человек в системе — это одно, а дома — совсем иное. В коммунистической партии много хоро?их людей. В аппарате, на номенклатурных должностях, я знаю, члены КПСС работают не покладая рук, инфаркты наживают. Но дело в том, что люди, которые осуществляют какую-то неправильную идею, неизбежно, какими бы честными ни были, о?ибаются. Маркс в «Манифесте коммунистической партии» писал, что коммунизм есть отрицание част¬ной собственности. ?з этого и строилась вся практическая линия коммунистической партии. Но этот принцип неправилен. Все, что бы ни делалось помимо частной собственности, вело к развалу общества.

— Означают ли ва?и слова то, что Демократическая партия России не будет стремиться к «полному уничтожению коммунистической партии?

— Еще долго коммунистические идеи будут иметь притягательность, компартия — продолжать свою деятельность. Она и должна оставаться в структуре общественной жизни, ведь до сих пор есть немало людей, которые верят в коммунизм. Только у КПСС, как и у ДПР, как других партий, должен быть реальный вес власти и — никаких привилегий.

Еще вчера многие из нас не помы?ляли о рынке, конверсии, таком обилии совместных предприятий. А сегодня все это — уже реальность. Сегодня такой же реальностью становятся и новые, отличные от КПСС, партии. Наберут ли они силу, «развалятся» ли (может случиться всякое) — покажет время. За нами же, жителями России, остается полное право иметь о них собственное мнение, так или иначе относиться к их лидерам и жить в соответствии с личными принципами.

Александр ЗВЯГ?Н.

«Молодой Ленинец», 12.09.90 г.