МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Гражданское общество: желаемое и действительное

← к списку статей

Тезисы к выступлению В.А.Красули, председателя Ставропольского регионального отделения политической партии «Союз правых сил» на «круглом столе»

ОД?Н ?З ГЛАВНЫХ ПР?ЗНАКОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА – саморегулирование социальных отно?ений. Это саморегулирование проявляется во взаимодействии экономически независимых субъектов, действующих в правовом поле и объединяющихся для достижения своих интересов и защиты своих прав в политические и общественные организации.

Развитое гражданское общество определяется таким взаимодействием с государством, когда последнее (государство) как бы «поглощается» обществом и превращается в самую влиятельную и оперативную организацию по правам человека.

ЧТО МЫ ?МЕЕМ на самом деле, если взглянуть на проблему с точки зрения отдельно взятого региона – Ставропольского края?

Формально, у нас построено гражданское общество. Это нетрудно доказать. Например, мы выбираем губернатора, мэров некоторых городов, депутатов краевого и районного и городского уровней на свободных и альтернативных выборах.

У нас действует многопартийность, в крае зарегистрировано несколько политических партий.

Зарегистрированы и с различной степенью эффективности действуют несколько тысяч некоммерческих, негосударственных, неполитических организаций. Они должны вбирать в себя всевозможные гражданские и социальные инициативы граждан. Делается это по почину самих граждан, без оглядки на начальство.

Провозгла?ена частная собственность, функционируют десятки тысяч частных предприятий, каждый гражданин может открыть свое дело, взять в аренду землю, начать фермерствовать.

Свобода слова и печати вроде бы процветают. В газетных киосках продаются сотни независимых газет самого разного направления.

Можно свободно выезжать за границу, покупать и продавать доллары.

Ряд можно продолжать. Ничего подобного не было и в помине каких-то пятнадцать лет назад. Вспоминаю, как в начале 1988 года я, работая первым заместителем редактора «Ставропольской правды», имел длительную беседу в отделе пропаганды крайкома КПСС за использование слова «фермер» в заголовке статьи на первой полосе.

Перемены налицо. В конце 1988 года была обнародована программа Ставропольского народного фронта. Если сравнить программные положения с теми, что я назвал вы?е, легко сделать вывод: программа выполнена на сто процентов. А поскольку лидеры тогда?него демократического движения ставили своей целью создание в России основ правового государства и гражданского общества, напра?ивается вывод: гражданское общество построено.

Однако жизнь показывает, что ставить точку еще рано.

Если внимательно приглядеться к каждому из якобы реализованных принципов, описывающих различные стороны и качества гражданского общества, можно обнаружить, что ни один из них не действует полноценно.

Возьмем, например, многопартийность. Более чем десятилетняя история партстроительства в стране и на Ставрополе не привела к появлению сильных партийных организаций, способных разрабатывать серьезные программы, аккумулировать и предлагать альтернативные подходы, вести активную общественную дискуссию по актуальным вопросам, делегировать своих представителей в органы исполнительной и законодательной власти, контролировать действия властей защищать своих сторонников. Фактически, сегодня партии никак не влияют на выработку и принятие ре?ений.

Свобода слова и печати. Газет, действительно много. Но если их почитать, легко обнаружить, что все они развлекательно-познавательного характера. Что, в принципе, тоже неплохо. Но подлинно независимых серьезных, многотиражных изданий, по существу, нет.. То, чем располагают партии – издания СПС, Яблока, Единства, реального влияния на состояние умов не оказывают.

Выборы. Сегодня выборы все боль?е превращаются в фарс. Либо власть продвигает своих ставленников, используя административный ресурс. Либо бизнес двигает в депутатское кресло своего выдвиженца, вооружив?ись при этом современными пиаровскими технологиями, покупая прессу, покупая пиарщиков и легко навязывая давно уже разочарованному в институтах демократии избирателю своего кандидата. Оказав?иеся таким образом во властных коридорах депутаты, прежде всего, будут ре?ать вопросы послав?их их сюда инстанций, а потом уже вспоминать об избирателе.

Частная собственность, предпринимательство. Во всех рассуждениях о гражданском обществе предполагается, что частный бизнес, прежде всего мелкий и средний, станет материальным фундаментом этого института. Средний класс будет финансировать общественно-политические проекты рыночного общества. К сожалению, этого не происходит. Во-первых, бизнес не очень рвется вообще кого-то и что-то поддерживать. Он предпочитает жить своей жизнью. ? если приходится, выстраивает собственные отно?ения с властью. Во-вторых, бизнес, особенно мелкий, сегодня просто задавлен. У него даже при боль?ом желании не так много ресурсов, чтобы поддерживать какие-то общественные начинания.

Еще более сложное положение у фермеров, которые не имеет ни собственной земли, ни капиталов, ни доступа к нормальному кредиту, ни политической и моральной поддержки местных властей.

Суды. В судах, как всем известно, сегодня тоже правду найти трудно. Волокита, взятки, бесправие. На судебные ре?ения по-прежнему оказывают влияние начальники, либо чисто денежное ре?ение вопроса.

ПОЧЕМУ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НЕ ПР?Ж?ВАЕТСЯ НА НАШЕЙ ЗЕМЛЕ?

Причин такого положения вещей несколько. Назову основные.

Первая причина состоит в исторической неготовности на?его общества. Гражданское общество на западе – это рыночная экономика, самообеспеченный средний класс, но, самое главное, - демократические традиции, культура поведения и в быту, и в деловом общении, культура ведения бизнеса, навыки налаживания самоуправления, как результат многовекового отстаивания своих прав и свобод.

«Подаренные» нам признаки демократии, декларированные в конституции, не стали содержанием, ценностью жизни миллионов на?их граждан. Гражданское общество предполагает самостоятельность, независимость гражданина от государства. Более того, предполагает его активное участие в своей судьбе. Одно из бескровных преступлений прежней системы состоит как раз в том, что она отбила у десятков миллионов людей социальную активность.

Следует, признать определенную правоту оппонентов реформ в том, что в генах россиян сидит матрица общинного мироощущения. Но общинность эта понимается не как стремление к социальной самоорганизации, а как «перенесение», делегирование защиты своих прав некоему коллективу, творящему справедливость. Отсюда, готовность снять с себя ответственность за состояние общества.

Вторая причина параллельна первой. Власть внутренне не нацелена на скорей?ее создание этого самого гражданского общества. В разных регионах по субъективным причинам это происходит по-разному, у нас, по-моему, в наиболее последовательной и откровенной форме.

Создается впечатление, что региональной властью задача построения начал гражданского общества не осмыслена и не ставится. Наоборот, восстанавливается «советская система управления народным хозяйством» и общественными процессами. Предполагается, что власть – демиург, она инициирует экономические и социальные процессы, подкрепляет их материально, контролирует активность граждан, направляет ее в «нужное русло».

Третья причина – недостаточность материальных предпосылок гражданского общества. Резкое обнищание населения в результате либерализации, обвального роста цен в начале девяностых привели к тому, что средний гражданин сегодня думает исключительно о выживании. Его достаток не позволяет отдавать какие-то изли?ки для поддержки социальных, политических, гражданских инициатив. Гражданское общество пока не в силах самофинансироваться. Поэтому любые инициативы могут существовать, опираясь либо на поддержку государственной или местной власти, либо на финансовые возможности крупного капитала, который поддерживает, во-первых, избирательно, и, во-вторых, небескорыстно. Нищий народ не может быть самодеятельным, он всегда иждивенец. А это прямой путь к манипулированию, что мы и наблюдаем сегодня во всей прелести.

Четвертая причина – почти поголовная юридическая безграмотность, помноженная на зависимость суда - все от той же власти и денег.

РЕШЕН?Е НЕСКОЛЬК?Х ПР?НЦ?П?АЛЬНЫХ ЗАДАЧ, на мой взгляд, дает ?анс позитивно изменить ситуацию.

Нужны серьезные усилия по изменению стереотипов мы?ления среднего россиянина. Общинно-коллективистские утопии должны быть заменены практицизмом, пропагандой здорового индивидуализма. Упор на личность, которая ответственна перед семьей, страной и богом. Пропаганда успеха.

В СМ?, и, прежде всего электронных, необходимо устроить что-то вроде правового ликбеза для населения, уделив особое внимание судебно-правовой практике. Надо изменять образ обратив?егося в суд. В обывательском представлении это очень часто сутяжник. В на?ей культуре вообще нет такой традиции, спорные вопросы ре?ать через суд, по закону. В основном, все разре?ается «по понятиям» с привлечением вы?естоящего начальства. Между тем человек, вооруженный законом, сам по себе сила, которая может противостоять кому угодно, вплоть до президента. Тот, кто судится – защищает права человека, причем, не только свои, но и на?и.

Формирование материальных предпосылок гражданского общества требует от власти укрепления прелдпосылок экорномической независимости граждан, а это значит, укреплять рыночные отно?ения, поддерживать предпринимательство. То есть, создавать условия, когда каждый гражданин своим честным трудом может обеспечить достойную жизнь себе и своей семье, иметь достаточно средств для подджержки гражданских инициатив.

Усиление в политической жизни роли партий, как механизма формирования и нормального функционирования общества, требует принятия ряда законов, в частности, о пропорциональной системе голосования, о выдвижении кандидатов на выборные должности в органах исполнительной и законодательной власти через партии и т.д.

Очевидно, что наиболее важной задачей является изменение взаимоотно?ений общества и государственной власти. Власть сама себя никогда не будет ограничивать. Она займет в обществе ровно столько места, сколько позволит ей общество. Администрация в регионе стремится заполнить собой все пространство, и ожидать, что она добровольно уступит хоть пядь, наивно. Между тем власть должна отдать значительную часть своих прерогатив, чтобы превратиться в самую влиятельную и оперативную организацию по защите прав человека. В частности, надо говорить о необходимости реального укрепления местного самоуправления, об обеспечении его стабильным финансированием.

10.02.2003 г.