МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Доклад на учредительном собрании Народного Фронта Ставрополья

← к списку статей

«О некоторых вопросах становления Ставропольского Народного Фронта

в поддержку перестройки»,

прочитанный на собрании представителей общественности города Ставрополя 16 октября 1988 г.

Маховик перестройки вновь набирает обороты.

Отметим контурно хронику еще недавних событий, вну?ав?их нам немало тревог и надежд. Эйфория накануне Всесоюзной партийной конференции, от которой так много ожидалось, сменилась выжиданием, настороженностью, местами даже разочарованием.

Острые дискуссии на выс?ем партийном форуме вну?али надежды. Бесцеремонная напористость консерваторов смущала. С партийной трибуны звучали речи, содержание которых не так давно квалифицировалось по статье 190 Уголовного Кодекса РСФСР, и это вдохновляло. Но не могло не огорчать что принципиальный разговор о месте, роли и статусе демократической прессы в некоторых выступлениях низводился до уличения журналистов в фактических о?ибках и обвинении в экстремизме. Делегаты проголосовали за отсвечивающие Октябрем семнадцатого года резолюции, открывающие зеленую улицу самым радикальным реформам. Но настали прозаичные будни, и вновь никому неведомые стрелочники в наручниках попытались перевести стрелки с магистрального пути на запасной. Создалось впечатление, что аппарату, как это уже не раз случалось в на?ей истории, вновь удалось блокировать реформаторские начинания вождей.

На традиционных на?их форумах-кухонных посиделках завязывались гадания о грядущих политических заморозках и реакции. Гадали о сроках и с чего все это начнется.

Подобная политическая неопределенность все боль?е и боль?е входила в противоречие с коренными интересами страны. На?е общество устало от половинчатых реформ, богатырских замахов, венчающихся п?иком. У нас есть самая боль?ая в мире Царь-пу?ка, которая ни разу не выстрелила. Ружье перестройки, заряженное в апреле 1985 года, должно стрелять.

Как отметил на внеочередной сессии Верховного Совета СССР М.С.Горбачев, советские люди требуют более ре?ительных действий. Трудящиеся не удовлетворены тем, как действуют на?и советские, хозяйственны органы, общественные организации и многие партийные комитеты». Неудовлетворенность ходом перестройки – на этой точке сегодня застыла стрелка политического барометра.

Наверное нет нужды долго гадать о причинах вялости и заторможенности перестроечных процессов. Они на виду. ? главная из них – народ по-прежнему играет безучастную роль статиста. Как не было, так и нет форм прямого участия колхозников, рабочих, учителей, инженеров, студентов, пенсионеров, молодежи в постановке и ре?ении злободневных проблем. Как и семьдесят лет назад далеко от осуществления ленинское требование о том, чтобы беспартийные проверяли работу партийных. Народ пока не стал подлинным хозяином ни на производстве, ни в своем микрорайоне, ни в Советах, ни на улице.

Хоро?о известно выражение «революция сверху». Но если речь идет именно о революции, то она может быть делом только масс. А слово «сверху означает ли?ь то, что ее начали сверху и верх всячески содействует развитию революции «снизу». Перестройку не осуществить руками одних ли?ь вождей и аппарата чиновников в окружении аплодирующих и исполнительных масс.

Народ должен выйти на авансцену. Мало кто сомневается, что именно в контексте этого императива и следует оценивать значение внеочередного Пленума ЦК КПСС. Угрожающе затянув?ееся равновесие прогрессивных и консервативных сил в выс?их э?елонах власти завер?илось победой первых. Процесс получил мощный импульс, который, мы в это верим, будет проявлен в самое ближай?ее время. Например, в обнародовании и демократическом обсуждении проектов законов о выборах, о печати, о добровольных общественных организациях, поправок к Конституции, других законодательных актов, раскрепощающих гражданскую инициативу, защищающих активного человека от самодурства и произвола бюрократа.

Мы радуемся этому. Но обученные уж как никак трехлетним опытом перестройки, пережив?ие уже не одну волну подъемов и отступлений, не хотим быть бессильными локаторами, улавливающими идущие сверху импульсы. Более того, мы не только на словах, не только сердцем, не только горячо, но делами активностью хотим поддерживать перестройку.

?менно поэтому на повестку дня все настойчивее выбивается требование объединения всех активных, инициативных граждан в такое общественное формирование, которое предоставило бы каждому реальную возможность участвовать в реформе экономической и политической структур, содействовать демократизации на?его общества, углублению гласности, становлению социалистического плюрализма. Все это – вещи, которые нельзя получить ни по разнарядке сверху, ни добыть по блату с черного хода. Гласность и демократия, которых мы вожделеем, скроены по образу и подобию на?их гражданственности, мужества, инициативности.

В поисках ответа на вопрос «ЧТО ДЕЛАТЬ?» мы вполне понятно почему обращаем с надеждой взоры в сторону Прибалтики, где становление нового мы?ления продвинулось значительно даль?е, чем на Ставрополье. Перефразируя известные слова из «Коммунистического манифеста» 2призрак бродит по Европе, призрак коммунизма», можно утверждать, что призрак народного фронта в поддержку перестройке бродит по стране. В Эстонии и Латвии сегодня он уже облечен в плоть и кровь. Но это не сугубо прибалтийское явление. ?дея Народного Фронта как организатора и координатора неформальных образований выно?ена самой жизнью, потому что без подобных массовых объединений перестройка захлебнется.

?менно поэтому резолюция ХIХ партконференции призывает «открыть максимальный простор самоуправлению, создать условия для полного развития инициативы граждан…», а также отмечает, что «как позитивные явления следует рассматривать возникновение в последнее время новых общественных ассоциаций и объединений, ставящих своей целью содействие делу социалистического обновления».

Все мы примерно понимаем, что представляет собой Народный Фронт в поддержку перестройки. Охарактеризуем сжато его цели и характер деятельности. В беседе, опубликованной в «Правде» член инициативной группы по созданию Народного Фронта Эстонии М.Лауристин так сформулировал основные принципы: «Помочь реальному народовластию способствовать реализации воли народа через избираемые советские органы, осуществлять контроль общественности за деятельностью государственно аппарата. Он необходим для того, чтобы сообща противостоять попыткам бюрократии сохранить и восстановить присущие временам застоя административно-командные формы руководства общественной жизнью, а также для борьбы с коррупцией и злоупотреблениями властью».

Эти мысли созвучны настроениям многих ставропольчан.

Мы пока еще приобщаемся к перестройке преимущественно сочувственно, читая и обсуждая статьи в центральной печати. Мы знаем, что где-то возникают ассоциации потребителей, защищающие интересы при?ед?его в магазин человека и сетуем, почему такого же нет у нас. В некоторых городах действуют комитеты по защите незаконно уволенных людей. Подобные безобразия имеются и у нас, но мы не знаем, как организованно им противостоять. У всех в зубах навязли пересуды о переполненных продуктами базах при наличии пустых полок в гастрономах. Кто бы помог нам наладить демократический контроль в сфере распределения? Мы ничего не знаем о химическом составе продуктов, которые покупаем в магазинах и на рынке, не догадываемся, каким воздухом ды?им, какую воду пьем и не знаем при этом, как подать реально голос. Всей ду?ою осуждая сталинизм, мы порицаем его боль?е теоретически, потому что не имеем реальной возможности выразить свое отно?ение к преступлениям командно-административной системы. Мы за то, чтобы были названы преступные имена, повинные в сталинских беззакониях, тупоумии застойного периода, но нет механизма, через который мы могли бы потребовать провести хотя бы открытые процессы, и так далее.

Как часто в на?ей жизни – в культуре, науке, образовании, здравоохранении, сервисе, кооперации, спорте, досуге – мы сталкиваемся с нелепостями, глупостью, произволом чиновников, притеснениями личности, лицемерием, равноду?ием. Так ли редко честный, инициативный умный, имеющий что сказать, умеющий что-то делать человек натыкается на стену казенного пренебрежения, непонимания, сопротивления. Укоренив?аяся система, восходящая корнями в тридцатые годы командно-административная система враждебна интересам людей и, прежде всего, творческих, самостоятельных, предприимчивых. Они и должны объединяться прежде всего во имя того дела, которое им ме?ают делать. Чтобы иметь возможность осуществить свои планы, высказать свое мнение, одобрять или протестовать, ни у кого не спра?ивая разре?ения.

Здесь попутно хотелось бы сказать, что одним из первых принципов, в защиту которых могла бы поднять голос объединив?аяся общественность – требование законодательного введения правила, по которому административные органы должны ли?ь регистрировать возникновение общественных организаций, инициатив, а не разре?ать их.

Нам нужна добровольная, независимая, массовая общественная организация, объединяющая активистов, сторонников перестройки. Как перевести положение дел в этом из плоскости разговоров и пожеланий в плоскость конкретных дел? Обсуждению этого мы можем посвятить ныне?нее собрание. Направление и содержание на?его разговора, а главное, конкретные его последствия выявят степень на?ей гражданской и политической зрелости.

Вряд ли кто сомневается, что Народный Фронт в поддержку перестройки должен быть создан. Более того, он возникнет не сегодня так завтра. С нами или без нас. Это всего ли?ь вопрос времени. Но есть все основания полагать, что ре?ение этой задачи возможно уже сегодня.

Рассмотрим, прежде всего, некоторые аргументы против этой идеи. Главный из них, который будет выдвигать даже доброжелательно относящиеся к идее Народного Фронта оппоненты, состоит в следующем: а не преждевременно ли все это? А созрели ли объективные условия? А где те наличные массовые объединения и течения, волю которых вы хотите выразить? Покажите нам те десятки клубов, групп, кружков, которые уже проводят солидные акции, наработали какой-то опыт политический и организационный. Не правильнее ли будет дождаться их более активного проявления, а потом уже сводить их вместе под кры?ей Фронта, то есть идти естественным путем? Нести, скажем так, новое мы?ление в уже начатое массовое движение.

Все эти вопросы серьезные. На них нужно отвечать. Тем более что, начиная боль?ое и серьезное дело, мы рассчитываем на участие в нем людей серьезных – партийных, советских, хозяйственны работников, ученых.

Не в качестве аргумента, а как пример диалектического анализа подобной ситуации, приведу слова историка Л.Баткина из книги «?ного не дано»:

«Есть возможное и невозможное сегодня. ? есть то, что, пожалуй, станет возможным завтра. Есть опасливый реализм констатации наличных, готовых социальных форм – есть реализм тенденции, процесса, предвидения. ?скусство возможного состоит, конечно, в настойчивом зондаже и рас?ирении зоны возможного, дабы упорно и продуманно действовать в пользу того, что пока невозможно, но станет возможным завтра. ?ли не станет. Особливо, если мы действовать не будем.

Да, у перестройки пока нет ?ирокой и конкретной поддержки, но это не означает, будто такая поддержка не может быть получена завтра. Ведь ее нет отнюдь не в том смысле слова, что в народе нет желания перемен, но в том смысле, что нет еще массовой готовности действовать – с неизбежным, разумеется, как при всяком действии риском».

Возражая на сомнения о несвоевременности, недозрелости самой попытки создания Народного Фронта в поддержку перестройки на Ставрополье, уместно было бы вспомнить ответ В.?.Ленина мень?евику Суханову в одной из последних работ:

«Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков именно этот определенный уровень культуры), то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя двинуться догонять другие народы».

Точно также и мы можем сначала организовать ?таб, конституировать программные основы движения, стянуть интеллектуальные силы, сформировать актив, вокруг которого начнут концентрироваться самые различные самодеятельные формирования. В этом смысле представляют любопытство данные социологических опросов Н?Ц ВКШ: в российских городах с населением более миллиона человек 30-40% молодежи комсомольского возраста так или иначе участвуют в неформальных объединениях. Естественно, что это явление, может быть, и не в такой степени свойственно другим городам. В Ставрополе достаточно групп, правда, еще неразвитых, пока еще не вполне сложив?ихся, но имеющих тенденцию к более активному заявлению о себе.

Поэтому не будет прегре?ением против истины сделать такой вывод: в рамках организованного и направляемого движения темпы консолидации самодеятельных, инициативных сил, сторонников перестройки будут более быстрыми, чем если пустить все на самотек. ? мы, если всерьез хотим содействовать перестройке, должны действовать смело и энергично, руководствуясь ленинскими словами: «Чем мень?е у русского народа организационного опыта, тем ре?ительнее надо приступать к организационному строительству самого народа».

Надо возразить и на такое, в общем-то, трезвое замечание: а не спровоцируем ли мы бюрократию своей поспе?ностью? Не дадим ли ей повод обвинить нас в экстремизме, который подталкивает на преждевременные действия? Не получится ли так, что еще достаточно сильная бюрократия воспользуется на?ей пока еще слабой организованностью и ответными действиями не только прервет, но и отбросит назад начав?ийся процесс пробуждения и консолидации перестроечных сил в Ставрополе?

На это хочется ответить опять же словами упоминав?егося Л.Баткина: «безусловно, бюрократия может воспользоваться избытком революционного нетерпения, романтичным забеганием вперед, чтобы попытаться повернуть все вспять. Бюрократия может, кстати, с немень?им успехом воспользоваться и недостаточностью нетерпения, нере?ительностью, медлительностью активистов перестройки. В принципе, она может воспользоваться чем угодно, пока в ее руках реальная власть, более того, она вполне может обойтись и без обращений к грубой силе: никакой реакции не будет, если ее власти никто не будет угрожать всерьез. Тогда мы точно не спровоцируем срыва перестройки. Правда, в таком случае никакой перестройки попросту не будет».

Ре?ив для себя, что Народный Фронт в поддержку перестройки нужен, понимая, для чего он должен существовать, мы обязаны ответить и на такой вопрос: каким способом на?и намерения и воля станут реальной силой? Один из центров притяжения общественной организации – местные Советы. «Вся власть Советам!» - это ключевой на сегодня лозунг. Советы – это мы. Это, в той или иной степени, каждый из нас.

Сказанного о закостенелости бюрократизма, диктатуры аппарата не перескаже?ь и «в тысячу и одну ночь». Довольно произнесено и призывов вводить народовластие. Мы все за это. Дело за неболь?им – за самим делом. ? одна из важней?их задач Фронта – реально, через участие в избирательных кампаниях, поддерживая людей, проверенных, доказав?их свою преданность народу, выдвигая собственных кандидатов в местные Советы, помогать ?ироким слоям населения и выявлять их волю, сплачивать на совместные действия.

Проведение в жизнь принципов социалистического плюрализма, появление на политической арене такой самостоятельной силы, как Народный Фронт и ему подобные формирования, позволит радикально демократизировать систему подбора и выдвижения народных представителей, сам ход выборов, а также совер?енно по-новому демократически поставить вопрос о выборах руководителей. Они должны быть всеобщими. Прямыми, тайными, из нескольких кандидатур. Только так можно поставить избранных руководителей под контроль народа. Так будут введены механизмы прямого давления общественности на лидеров, аппарат, выборные органы. Пора нам, наконец, воспользоваться советом одного из основателей немецкой социал-демократической партии, ученика Маркса и Энгельса Августа Бебеля: «Члены партии должны следить за тем, чтобы вожди не причинили вреда. Демократическое недоверие в отно?ении всех вождей, без исключения, в том числе и меня».

Сегодня боль?инство населения почти ничего не знает о советских и партийных руководителях районного, городского и краевого рангов. Если оценивать трезво, мы голосуем вслепую. На какой демократический осознанный выбор можно рассчитывать, если будет объявлена баллотировка по-европейски: «Выбирай, кого хоче?ь, выдвигай, к кому ду?а лежит». Мы же просто не знаем, кого выдвигать, кого поддерживать. Не знаем на?их лидеров, действующих и потенциальных.

Естественно, в таких условиях кадровая инициатива в руках аппарата. Он полагает это само собой разумеющимся делом и требование разделить с ним право формирования списков кандидатов воспринимает очень болезненно. Аппарат же должен быть не более, чем равноправным партнером общественности. Единственное, заслуживающее внимание возражение против этого – а достаточно ли общественность информирована и компетентна? Нет, недостаточно. Но это будет поправлено, когда гласность проникнет и в такое щекотливое дело, как подбор и движение кадров, когда в газетах подробнее будет рассказываться и о деловых, и личных качествах тех, кого мы выбираем, об их мировоззрении, политических взглядах.

Сможет ли Народный Фронт в поддержку перестройки содействовать изменению ситуации здесь? Думается, что не только сможет, но и в ближай?ем будущем без его участия, без участия других самодеятельных общественных организаций подлинно демократические начала на?ей жизни утвердить не удастся.

Согласив?ись с этим, приготовимся к отражению критического выпада с другой стороны.

Если Народный Фронт, говорят нам, неформалы действительно начнут выдвигать своих, ни с кем не согласованных кандидатов в местные Советы, если через них начнут оказывать реальное воздействие на принятие ре?ений, не получим ли мы в результате всего этого разновидность политической оппозиции правящей коммунистической партии.

Нет, не получим. Более того, в условиях однопартийной системы присутствие в выборных органах власти неформальных, «независимых» депутатов жизненно необходимо для утверждения гарантий демократии, для более эффективного выявления партии ее миссии политического авангарда.

Самое типичное возражение против неформальных групп, течений в представительных органах власти такое: в на?ей стране нет классов, у всех слоев населения одни общие цели, которые выражает коммунистическая партия. Зачем искусственное разжигание предвыборных горячек, создание каких-то групп, борьба за рычаги власти?

За этими, на первый взгляд, совер?енно правильными словами теряется персоналистический оттенок. Ведь обществу далеко небезразлично, кто конкретно будет выражать и отстаивать те или иные взгляды. Сегодня всем уже ясно, что социализм по-сталински это одно, а социализм, скажем, по-бухарински это нечто другое. Мы все заинтересованы в конкуренции идеи, идейных платформ, которая не может проявляться иначе, как в соревновании лидеров, открытой, честной борьбе - с дебатами в газетах и на телевидении. Без этого путь к вер?инам власти превращается в келейное интриганство, лидеры вырождаются, а народ становится пе?кой в руках бюрократии.

Право людей, стоящих сегодня у кормила, какими бы заслуженными они ни были, не может рассматриваться как вечное. Открыто подвергать сомнению их претензии на лидерство, контролировать каждый их ?аг – это естественная норма в демократическом обществе.

Так что свободные депутаты, выдвиженцы Народного Фронта в поддержку перестройки, если и оппозиция, то не политическая, а скорее персональная. Оппозиция не курсу партии, а тем конкретным людям, которые его интерпретируют и проводят. Оппозиция, не противостоящая, а сотрудничающая. Эти депутаты, полемизируя, критикуя, внося предложения, беря на себя ответственность, будут в том числе и помогать партии проверять свои кадры, избавляться от случайных и неспособных людей.

Помощь партии в этом деле – принципиальная позиция Народного Фронта. На сегодня?ний день в на?ей стране нет другой реальной силы, способной взять на себя бразды правления страной, кроме коммунистической партии. Партии, не в религиозном, сталинском понимании, а как конкретной социальной структуры с определенными навыками управления, мобилизации масс, формулирования целей и способов их достижения, со своими кадрами, миллионами установив?ихся связей. Насколько эффективно функционирует эта система – вопрос другой. Не вдаваясь в детали и полемику здесь, для нас правильнее всего будет поддержать линию ЦК партии на ре?ительную ее демократизацию, обновление, высвобождение из-под обузы мелочных хозяйственных дел, попыток подменить собой все и вся – и стать действительно политическим авангардом.

При желании можно много дискутировать о преимуществах многопартийной системы. Может быть, они действительно имеются. В принципе, само понятие многопартийности не противоречит марксистскому пониманию социализма. Вспомним, что в Октябре 1917 года Советская власть мыслилась как основанное на сотрудничестве нескольких левых партий народовластие. Однако исторически сложилось так, что на? народ развивался в условиях однопартийной системы. Это реальность, с которой надо считаться. Все государственные, социальные и прочие институты зиждутся именно на этой основе. Попытки махом разру?ить наработанный десятилетиями механизм грозят ввергнуть страну в хаос.

Как этот вопрос – многопартийность или однопартийность – будет разре?ен в перспективе, покажет время. Теоретически, в правовом государстве, основанном на общенародной собственности, признающем приоритет общечеловеческих ценностей над классовыми, при конституционно закрепленных гарантиях демократии, плюрализме, гласности, существовании независимой прессы однопартийность не хуже и не луч?е многопартийности. Ведь, если смотреть глубже и держать в уме предвидение классиков об отмирании государства, следует признать, что будет отмирать и сама политическая деятельность, а вместе с ней и сама потребность в политических партиях.

Так что вопрос о многопартийности – не самый принципиальный для перестройки вопрос. Мне кажется, гарантированное право публичного высказывания любых мнений, выдвижение любой полезной для общества инициативы, занятия любой, имеющей спрос деятельностью в рамках закона, критика любого руководителя независимо от его ранга, чего мы так упорно добиваемся и будем добиваться, не совсем тождественно требованию введения многопартийности. Тем более что по-настоящему мы и не жили еще в демократическом обществе, в котором правит действительно демократическая коммунистическая партия.

? поэтому, когда М.С.Горбачев призывает народ выразить вотум доверия став?ей на путь обновления коммунистической партии и дать ей ?анс вывести страну из тупика – на? патриотический долг поверить ему, поддержать и помочь. Время же покажет, насколько верны на?и ожидания от партии, да и ее собственные – от себя.

Признавая руководящую роль партии, в своей деятельности Народный Фронт будет исходить из принципа равноправного партнерства общественности и облеченных властью инстанций. Не так давно в на?ем политическом лексиконе закрепилось понятие «диалог». Но зачастую он мыслился как встречи руководителей с трудовыми коллективами, как способ сбора информации. Демократическая общественность понимает диалог и ?ире, и весомее. Народ должен подавать не просто челобитные и совет, к которому могут и не прислу?аться, но в случае необходимости проявлять свою волю сплоченным действием, будь то демонстрации, митинги, пикетирования, сбор подписей, рассылка писем депутатам, основанное на логике и аргументах прямое давление на депутатов, вплоть до их отзыва.

Приветствуя идущие в стране процессы демократизации, мы должны четко осознавать, что это всего ли?ь начало. Не умиляться достигнутому, а добиваться углубления, рас?ирения этого процесса призваны общественные формирования. Возьмем, например, такое явление, как вынесение на ?ирокое обсуждение тех или иных проектов. Признавая прогрессивность этого начинания, мы не можем не видеть и заложенную здесь ограниченность. Для подлинно демократического выявления всех мнений и альтернативных вариантов этого мало. Ведь опубликованный в газете проект – нередко продукт тех же самых чиновников, которые будут его и утверждать. А разве не разумнее было бы готовить несколько проектов? Причем, какой-то из них могли готовить и независимые группы. Тогда и директивным органам действительно было бы из чего выбирать. Естественно, Народный Фронт мог бы занять свое место в формировании альтернативных подходов к той или иной проблеме.

Мы стоим и за то, чтобы нормой стали референдумы и плебисциты. Возьмем, например, строительство Волга-Чограй. В центральной прессе появилось несколько критических публикаций в его адрес. Руководство края, как известно, поддерживает проект. Конечно, не в стенах на?ей аудитории выносить окончательное ре?ение о целесообразности или нецелесообразности продолжения этих работ. Дело в другом. Почему общественность не ознакомлена с альтернативными вариантами? Ведь, отдаленные последствия реализации проекта скажутся на на?их внуках и детях. Мы имеем право знать все. К сожалению, у общественности пока еще недостаточно сил, чтобы даже поставить эти вопросы, не говоря уже о том, чтобы настоять на своем.

Вернемся к на?ей теме. Мы все безусловно убеждены, что общественные инициативы будут крепнуть. Но мы были бы наивными младенцами, если бы легкомысленно возмечтали, что попытки организовать Народный Фронт будут встречены ?квалом аплодисментов со всех сторон. Многим эта инициатива, вполне справедливая и естественная для нас, покажется, по мень?ей мере, претенциозной. К сопротивлению и неприятию на первых порах надо быть готовыми. Хотя имеющийся уже в стране опыт обнадеживает, свидетельствует о том, что прогрессивно мыслящие партийные руководители понимают значение массовых движений, подобных Фронту, высказываются против предубеждения к ним. Секретарь ЦК компартии Эстонии Томе так высказался в «Правде»:

«Мы должны отказаться от принципиально ложного и опасного тезиса, что партия должна поспеть повсюду. Отсюда делается и другой сомнительный вывод: куда не поспевает партия, туда поспевает враг. ?менно так оценивалось возникновение многих общественных движений, соответствующим было и отно?ение к ним. ? сегодня многие считают так: если что-то возникает вне партии, без указания и согласований – это обязательно что-то сомнительное».

Помочь рассеять такое предубеждение может на?а ответственность, деловитость, реальное участие в ре?ении региональных проблем. Естественно, на первых порах вряд ли избежать подозрительного к себе отно?ения. Будут высказаны обвинения в жажде сенсационности, в амбициозности, хитрых умыслах нажить политический капитал. Отнесемся к этому без паники. Это вполне нормальный, хотя безусловно, далеко не самый приятный момент начинающегося дела.

Вглядываясь в сложный узор, вы?иваемый временем на полотне перестройки, мы не без тревоги отмечаем такую стучащуюся в дверь политическую проблему, как обострение социальной напряженности. В глубинных толщах народного сознания происходят тектонические сдвиги, которые угрожают в критический миг разразиться катаклизмами. Две болевые точки представляют особую опасность для политической стабильности сегодня: национальные отно?ения и вопросы социальной справедливости. ?менно по этим направлениям могут разразиться экстремистские потенциалы.

Видимые относительное благополучие и спокойствие, переживаемые нами, никак не гарантируют от зажженного случайной искрой пожара. Кто бы мог предположить четверть века назад, что невинная, хотя и не совсем уместная, директорская ?утка о пирожках с капустой в рабочей столовой обернется в Новочеркасске кровавой драмой? Точно так же буквально из ничего несколько лет назад в Урупском районе возник конфликт, в результате которого взрослое население станицы раскололось на два противостоящих друг другу с кольями лагеря.

Нас не могут не беспокоить, пусть пока еще и незначительные проявления экстремистских действий на национальной основе. Например, по городу ходит достаточно устойчивый слух о том, что группа молодежи под романтическим названием «Русичи» хулиганит на рынке, терроризируя продавцов гвоздик из закавказских республик, при явном одобрении случайных свидетелей. Элементарный мордобой с националистической подкладкой, подогреваемый псевдопатриотическими призывами, может совер?енно неожиданно для нас привести к серьезным конфликтам, к восхождению семян национализма и ?овинизма, попыткам ре?ать социальной справедливости с точки зрения национальной принадлежности и расовой чистоты.

Точно так же накапливающееся недовольство и неприязнь к жиреющим на волне кооперативного движения дельцам грозит не только перечеркнуть саму идею социализма как строя цивилизованных кооператоров, но и искусственно вызвать и направить по разру?ающим идеологию перестройки каналам.

В этих наблюдениях, в принципе, нет ничего нового. ? об этом не имело бы смысла говорить, если бы речь ?ла просто о констатации статус-кво. Между тем имеет смысл говорить о наличии прямой связи между названными явлениями и массовой общественной организацией Народным Фронтом в поддержку перестройки. Что имеется в виду?

Перестройка пробуждает не только созидательную, но и разру?ительную энергию. Официальные институты во многих случаях оказываются неспособными контролировать развивающиеся в непредвиденных направлениях процессы. В случае дестабилизации социального положения, стремительного развязывания стихийных процессов, создаются чреватые катастрофическими последствиями ситуации. Степанакерт показал нам, к каким печальным итогам способно привести падение авторитета властей в условиях активизации антиобщественных группировок. Чем тогда компенсировать дефицит морального влияния? Танками и пара?ютами? Но это конец перестройки.

Между тем наблюдатели, следив?ие за ходом событий в Прибалтике, отмечают боль?ую роль некоторых самодеятельных общественных групп в обуздании массовых страстей, их заслугу в том, что, когда полностью отказывали административно-командные рычаги, народное движение в целом оставалось в русле демократического самоконтроля. Авторитетный, ориентированный идейно на социалистические ценности Народный Фронт прекрасно справлялся с ролью посредника между властями и народом.

Наверное, есть смысл в таком предположении: неформальным структурам вполне по силам вобрать в себя и переварить активность и инициативу многих самодеятельных группировок и начинаний и, прежде всего, молодежных, направив их энергию, как говорится, на мирные цели, отвратив от экстремистских проявлений.

Народный Фронт не ограничивает своих членов ни чем, кроме требования активно поддерживать курс партии на перестройку, участвовать в ней не словом, а делом. Поэтому, не являясь партийной организацией, Народный Фронт мог бы вбирать в себя и те общественные элементы, которые, существуя и действуя в рамках советских законов, не могут рассматриваться как составные коммунистического движения. Например, религиозные течения. ?скренне уважая многие христианские этические ценности, мы сочувственно относимся к требованию верующих относительно гарантий свободы совести, отправления религиозных культов, пропаганды идеалов своей религии. Верующие, по на?ему мнению, должны вносить более весомый вклад в социальную и политическую жизнь края, в формирование нравственного климата в на?ем обществе. Думается, Народный Фронт мог бы взять на себя инициативу выдвинуть предложение о повы?ении роли прихожан и религиозных деятелей в выборных советских органах.

Обсуждая перспективу массового движения в поддержку перестройки, мы не можем обойти вниманием организационные вопросы. Надо подумать о выборных органах, о структуре организации, ее первичных звеньях, механизмах взаимовоздействия, о на?их программах, о гражданской ответственности и дисциплине членов Фронта.

?звлечем уроки из накопленного уже, не всегда положительного опыта и других регионов. Опасности подстерегают на?е движение на каждом ?агу. Провозгласив одной из своих целей борьбу с бюрократизмом, неформальные организации сами попадают в объятия бюрократизма. Одних очаровывает документотворчество, других – создание своих иерархий, третьи ударяются в регламентацию, четвертые увлекаются президиумами и так далее. Есть опасность появления горстки активистов, пытающихся манипулировать от имени всего движения, подменяющих многоголосье массовой организации доктринерством и надуманными схемами.

Все это мы понимаем и будем действовать, помня такие ленинские слова: «Ни одно глубокое народное движение не обходилось без грязной пены, без присасывающихся к неопытным новаторам авантюристов и жуликов, хвастунов и горлопанов, без попыток отдельных «вождей» браться за двадцать дел и ни одно не доводить до конца».

По-ленински честное и откровенное напутствие. С таким не стра?но выйти в путь. Учась у всех, в том числе и у бюрократов, учась всюду, где можно учиться, наживая опыт в конкретных делах, отстаивая идеалы перестройки, будущий Ставропольский Народный Фронт в поддержку перестройки обретет свое лицо, поможет тысячам ставропольцев выразить себя в конкретных акциях, найти свое место в революционном обновлении общества.

Василий Красуля.