МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Борис, ты прав: стыдно…

← к списку статей

ДАЧКА ДЛЯ ДОЧК?

Самая тиражная автрийская газета «Кронен цайунг» опубликовала заметку. Приведем несколько цитат.

«Татьяна, дочь Президента России Ельцина, купила виллу в Баварии. Дом с вычурной кры?ей, характерной для эпохи «Грюндерцайт», стоит в Гарми?-Партенкирхене на холме среди огромного сада».

«Если Татьяна разре?ит своему батю?ке жить на этой вилле, тогда кремлевский ?еф в пору отпуска или уйдя на пенсию сможет наслаждаться восхитительной панорамой альпийских вер?ин из романтической ба?ни».

«Татьяна, которая со времени последних президентских выборов, выигранных у коммунистов, является «первой советницей» Ельцина, сможет уже в предстоящее баварское Рождество обозревать подобающее своему званию поместье».

Баварцы, замечает венская «Кронен цайтунг», наблюдают за радостью русских богатеев со сме?анным чувством. Они опасаются, что в Гарми?-Партенкирхен следом нагрянет и совьет гнездо русская мафия.

Вот такая занятная информация.

Все постигается в сравнении. Забугорную заметульку уместно приправить другим текстом, позаимствованным из книги, написанной самим Президентом Ельциным. А именно: «?споведь на заданную тему».

Помнится, когда она вы?ла в начале 1990 года, то наделала много ?ума. Мы перепечатывали фрагменты книги в печатном органе «Народного Фронта Ставрополья» журнале «Гражданин». ?, надо сказать, это пользовалось боль?им спросом, потому что находило отклик у боль?инства читателей. Приведу выдержку из книги.

«ПОТОМУ ЧТО СТЫДНО»

Про дачу отдельный рассказ. До меня она принадлежала Горбачеву, он переехал в другую, выстроенную для него.

Когда я подъехал к даче в первый раз, у входа меня встретил стар?ий караула, он познакомил с обслугой - поварами, горничными, охраной, садовником и т.д. Затем начался обход. Уже снаружи дача убивала своими огромными размерами. Во?ли в дом - холл метров пятьдесят с камином: мрамор, паркет, ковры, люстры, роско?ная мебель. ?дем даль?е. Одна комната, вторая, третья, четвертая, в каждой - цветной телевизор, здесь же, на первом этаже, огромная веранда со стеклянным потолком, кинозал с бильярдом, в количестве туалетов и ванн я запутался, обеденный зал с немыслимым столом метров десять длиной, за ним кухня, целый комбинат питания с подземным холодильником. Поднялись на второй этаж по ступенькам ?ирокой лестницы. Опять огромный холл с камином, из него выход в солярий - стоят ?езлонги, кресла-качалки. Даль?е кабинет, спальня, еще две комнаты, непонятно для чего, опять туалеты, ванные. ? всюду хрусталь, старинные и модерновые люстры, ковры, дубовый паркет и все такое прочее.

Когда мы закончили обход, стар?ий охраны радостно спросил: «Ну, как?». Я что-то невнятно промычал. Семья же была просто о?ара?ена и подавлена.

Боль?е всего убивала бессмысленность всего этого. Я сейчас даже не говорю о социальной справедливости, расслоении общества, огромной разнице в уровнях жизни. Это само собой понятно. Но вот так-то зачем? Почему понадобилось так абсурдно реализовывать мечту об удовольствии и собственном партийно-номенклатурном величии? Такое количество комнат, туалетов и телевизоров не нужно никому, даже самому выдающемуся деятелю современности.

Может быть, я выскажу небесспорное мнение, но думаю, перестройка не застопорилась бы даже при всех тех о?ибках в тактике, которые были совер?ены, если бы Горбачев лично смог переломить себя в вопросах спецблаг. Если бы сам отказался от совер?енно ненужных, но привычных привилегий. Если бы не стал строить для себя дачу в Пицунде, а затем новую, суперсовременную под Форосом. ?, в конце концов, с пафосом говорить на съезде народных депутатов, что у него нет личной дачи.

Все могло бы пойти иначе, ибо не была бы утеряна вера людей в провозгла?енные лозунги и призывы. Без веры невозможны никакие самые светлые, самые чистые преобразования.

А когда люди знают о вопиющем социальном неравенстве и видят, что лидер ничего не делает, что¬бы исправить эту бесстыдную экспроприацию благ выс?ей партийной верху?кой, испаряются последние капельки веры.

Вообще, жить, как живет весь цивилизованный мир, очень хочется. ? поэтому никогда не пойму Горбачева, который гордо произнес, что у него нет личной дачи. Чем здесь гордиться, чему радоваться?

Плохо, что нет. Должна быть у Генерального секретаря личная дача, построенная на деньги, заработанные личным трудом, как у рабочего, писателя, инженера, учителя... Но персонально-государственная - это для него луч?е.

А пока этого нет, пока мы живем так бедно и убого, я не могу есть осетрину и заедать ее черной икрой, не могу мчать на ма?ине, минуя светофоры и ?арахающиеся автомобили, не могу глотать импортные суперлекарства, зная, что у соседки нет аспирина для ребенка.

Потому что стыдно.

«ТЫ ПРАВ, БОР?С!»

Ну что можно сказать после прочтения? Развести руками?

?ли вспомнить знаменитую фразу: «Ты прав, Борис!». Действительно, стыдно.

Стыдно за то, что обмануты десятки миллионов россиян.

Восемь лет назад Ельцин недоумевал, зачем человеку такая громадная дача. Сегодня для него размещение госчиновника в вилле, превосходящей все самые знаменитые политбюровские дачи, в порядке вещей.

Когда-то Борис Николаевич Ельцин понимал, что перестройка застопорилась имен¬но потому, что Горбачев и окружав?ие его руководители не пожелали отказаться от привилегий и благ.

Почему же он не понимает сегодня, что начатые им реформы провалились по той же самой причине?

Василий Красуля.

«Новый Гражданский мир», июль 1998 г.