МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

ДЫШАТЬ ВЛАСТ? В ЗАТЫЛОК

← к списку статей

Почему россияне разучились

верить своей власти,

размы?ляет руководитель краевого отделения Ассоциации

в защиту прав избирателей «Голос» Василий КРАСУЛЯ

На этот вопрос «Открытой» газете ответили секретарь политсовета краевого отделения «Единой России» Анатолий СЕМЕНЧЕНКО («Битвы политтехнологов», №18), руководитель исполкома краевого отделения «Российской партии жизни» Константин ХРАМОВ («Жизнь не стоит на месте», №19), лидер краевого отделения «Родины» Евгений БЕСТУЖ?Й («России нужна сильная рука», №20), член Центрального политсовета ЛДПР Егор СОЛОМАТ?Н («Кухарке» нечего делать во власти», №21), лидер всероссийского движения «Русский общенациональный союз» ?горь АРТЕМОВ («Монархия - мать порядка», №23), лидер краевого отделения «Союза правых сил» Борис ОБОЛЕНЕЦ («Любить деньги», №24), лидер краевого отделения «Яблока» Ольга КОВАЛЕВА («Госклан наступает», №25) и лидер краевого отделения «Аграрной партии России» Николай ГУБСК?Й («Политики от сохи», №26).

- Василий Александрович, как с точки зрения активиста демократического движения 80-90-х вам видится ныне?няя политическая ситуация? В свое время вы участвовали в создании краевого отделения «Союза правых сил», но затем вы?ли из него. Не разочарование ли это в демократических идеалах?

- Да нет. Я верю в то, во что верил. Не может не радовать, что вчера?ние лозунги - свобода слова и печати, частная собственность, многопартийность и многое другое - стали нормой жизни. ?стория показывает, что далеко не всем политикам дано увидеть торжество своих принципов. Огорчает меня то, что демократические ценности в глазах населения дискредитированы. По результатам опросов, в на?ей стране их разделяют не более 20 процентов населения. В сравнении с этими цифрами процент поддержки либеральных партий вообще ничтожный - у СПС и «Яблока» - по 2-3%, а то уже и мень?е.

- Но почему люди, которые еще 5-7 лет назад с вооду?евлением ?ли за реформаторами, стали их ненавидеть?

- Не боги гор?ки обжигают. Сколь бы возвы?енной ни была идея, воплощать ее в жизнь приходится обычным людям, со своими слабостями и недостатками. Так оказалось и в случае с теми, кто от имени демократов взял на себя ответственность за проведение либеральных реформ: ?оковой терапии, приватизации, залоговых аукционов. По мнению боль?инства россиян (и оно, наверное, недалеко от истины), от перестроек выиграли в основном те, кто эти самые перестройки начинал и возглавлял.

- Получается, «правые» создавали в России капитализм скорее не для народа, а для самих себя?

- Можно сказать и так. Вот яркий пример - Андрей Вавилов, заместитель министра финансов в правительстве Гайдара. Ему не было и 30-ти, когда его назначили на высокий пост. А лет через семь у него завелось состояние в $300 млн. Откуда денежки? Самый малограмотный скотник понимает, что на государственной службе законным трудом такого не наживе?ь. ? подобных примеров, к сожалению, можно привести десятки.

В каждом регионе есть свои «олигархи», которые, проявив в свое время хитрость и изворотливость, в одночасье обогатились - и с конца 90-х стали уходить в политику. На Ставрополье, например, это мэр Ставрополя Дмитрий Кузьмин и вице-мэр Андрей Уткин. ?ли депутат краевой Думы Константин Храмов - электрик по образованию, который в 93-м, когда ему было всего 27 лет, возглавил одну из крупней?их в крае финансовых компаний «СтавРосс».

Не хочу принижать их деловые качества, ли?ь напомню, что бизнес и политику сме?ивать неправильно, а порой даже опасно.

- Так вы не согласны с мнением, что в современном мире политики должны рекрутироваться прежде всего из бизнеса?

- Утверждение, будто корпорации и народы живут и управляются по одинаковым законам, - неверно. У бизнесмена и политика - различные системы ценностей. Бизнесмен ориентирован на максимизацию прибыли, а работник - средство ее получения. Тот, кто мыслит иначе, разоряется. Политик же создает не товары и прибыль, а смыслы. Он конструирует будущее - причем не личное, а общественное. Он относится к человеку как к цели, а не как к средству. Подчеркну, не политикан, а настоящий, человеколюбивый политик.

Бизнесмен мыслит категориями сегодня?него дня, ритм политика - поколения. Если успе?ный предприниматель завидует конкуренту, у которого на счете на миллион долларов боль?е, то политик от Бога сравнивает себя с Наполеоном, Бисмарком, Че Геварой, де Голлем, Лениным, Бухариным. Я, например, не припомню в мировой истории ни одного удачливого бизнесмена, который стал бы выдающимся политиком. Россию мы в расчет не берем - как я уже говорил, у нас капитализм развивался по особенному, дикому пути, принимая порой чудовищные формы.

- Тем не менее демократическая система ценностей в России все же утвердилась. ?, как бы мы ни относились к личностям лидеров правых, стоит признать, что это - их бесспорное завоевание.

- Знаете, заявление не такое уж и бесспорное. Во-первых, народовластие было известно в России задолго до Чубайса и Немцова. Во-вторых, многие лидеры правых, не уставая повторять демократические лозунги, сами порой следовали наперекор им. Как-то в 2002 году коммунисты затеяли сбор подписей для проведения всероссийского референдума. Вопросы предполагались болезненные для власти: об итогах приватизации, о частной собственности на землю и недра, о социальных реформах. В то время в Госдуме еще была фракция СПС. Депутаты от «правых» дружно голосовали за поправки, которые исключили в принципе саму возможность проведения в на?ей стране референдума.

А где же обещанная готовность защищать право оппонента высказать свое мнение? Получается, логика правых такая: раз это мнение коммунистов, с ним можно не считаться. Но это опасная игра. Мы помним историю боль?евиков, которые начали с ограничения прав кадетских и буржуазных партий, а закончили с пулями в затылках в подвалах Лубянки.

- Кто-то с вами может не согласиться: дескать, в политике всегда нужно четко разделять «на?их» и «не на?их»...

- Концепция «исключительности», если мыслить стратегически, губительна для политика. Если лидер декларирует какие-то ценности, он должен следовать им сам в первую очередь. Нельзя быть равнее равных. Как может мздоимец бороться с коррупцией, лицемер - с лицемерием, мерзавец - с бесчестием? Многие видные либералы, если судить по делам, хотят только получать, почти ничего не давая взамен.

Даже в эпоху мрачного средневековья красивая жизнь дворянства компенсировалась его постоянной готовностью пролить свою кровь за корону, то есть за государство. А теперь посмотрите на новое дворянство - местечковых «баев». Многие муниципалитеты превратились в безраздельную вотчину кучки местных «олигархов», которые деньги из регионального и федерального бюджетов получают исправно, но затыкают у?и, слы?а что-то про долг, ответственность перед народом, про служение обществу.

- Так, может быть, стоит вообще вернуться к всеобщей «уравниловке», как в советское время? Губернаторов уже назначают, скоро и мэров будут назначать. Затем, гляди?ь, и к исполкомам вернемся.

- Ограничение свободы - это тупиковый путь развития общества. Да, через свободные выборы во власть зачастую проникают люди, которым там не место. Но разве дело тут в самой процедуре выборов?

В начале 90-х избиратели голосовали более осознанно, понимая свою ответственность перед будущими поколениями. Сегодня же интерес к выборам у народа упал катастрофически! Боль?инство населения не верит никому - ни «Единой России», ни либералам, ни коммунистам. А почему? Утрачена обратная связь между людьми и их избранниками.

Нынче российская власть - на любом уровне - практически неподотчетна и неподконтрольна своему народу. Властная элита страны еще в 90-е сформировалась как самостоятельная социальная система со своими правилами, порядками, понятиями. Сейчас эта система окончательно обособилась от остального общества и варится в собственном соку. А если быть точным, переваривает саму себя. В свое время так же «переварила» себя советская партноменклатура - что в итоге обернулось управленческим коллапсом страны и развалом СССР.

- ?звечный русский вопрос: что делать?

- Во Франции и ?талии после Второй мировой войны была примерно такая же кризисная ситуация, как в современной России: критическое социальное расслоение, апатия власти, усиление сепаратистских настроений в регионах. Парламентские выборы проходили по два раза в год, менялись десятки составов правительств. Но это была нормальная конкурентная борьба за власть. Про?ло несколько лет. В итоге у руля в этих странах остались луч?ие, самые честные, ответственные, умные политики.

Без политической конкуренции власть вырождается. Кто-то должен ды?ать власти в затылок. Власть должна постоянно обновляться. Почему бизнес эффективен? Потому что живет по законам дарвинизма: выживает сильней?ий. Слабые и неумелые разоряются. То же самое и в политике.

- Вряд ли возможно привить такой же дух конкуренции в на?ей стране, где, по боль?ому счету, всегда полагались не на себя, а на «доброго барина».

- Конечно, выборы не панацея: можно и дурака избрать на высокий пост, и подонка. Но с помощью выборов можно от них же и безболезненно избавиться. А вот Сталина или Гитлера и даже Брежнева просто так не сковырне?ь. Других механизмов легитимизации власти, кроме выборов, не придумано. Не возвращаться же нам к монархии или к вождизму?!

У политической власти есть один ресурс - доверие. Если его нет - хоть какого министра или мэра посадите в кресло, дела не будет. А доверие проверяется только на выборах. Через подотчетность и возможность контроля со стороны избирателя. Поэтому я за тотальную подконтрольность власти. У власти от своих избирателей не должно быть никаких секретов. Ни финансовых, ни кадровых.

Я делегирую кому-то право заседать в Белом доме. Право принятия ре?ения за ним. Но и я имею право знать всё: какая зарплата? На каких ма?инах ездят? Кого наняли директором? Кого сторожем? Кому выделили земельный участок? По какой цене?

Надо бороться за чистоту выборов. Надо добиваться, чтобы побеждали те, кто будет работать на общество. Надо не отменять выборность власти, а учить избирателей пользоваться своими правами и противодействовать манипуляциям. ?наче - беда.

Беседовал Антон ЧАБЛ?Н