МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

12 июня: а был ли праздник?

← к списку статей

Многие с раздражением отбиваются от вопроса: что за праздник 12 июня? Не знаю такого...

12 июня 1990 года Съезд народных депутатов Российской Федерации принял декларацию о независимости России.

«Независимости от кого?», - ехидно вопро?ают те, кто ностальгирует по славным советским временам, по «великому» СССР, и забывает, что Россия была главным донором «союза неру?имого» и что, в основном, за счет выкачивания природных, финансовых и людских ресурсов России существовала вторая в мире сверхдержава, пугая Запад. Давая россиянам взамен разве что чувство глубокого удовлетворения от того, что «нас все боятся». Как деревенского дебила с ломиком в руках, встретив которого любой нормальный человек торопится перейти на другую сторону улицы.

12 июня стало возможным потому, что боль?инство россиян вдохновляла и объединяла надежда на луч?ее. ?менно эта надежда стала подъемной силой, взметнув?ей Бориса Ельцина на политический Олимп.

Были восторги и ожидания.

ОЖ?ДАН?Я СМЕН?Л?СЬ усталостью и разочарованием. Бодрые и оптимистичные призывы «Объединимся и победим!» сменяются унылым «Зачем это было нужно?»

Окончательную точку в споре поставит история. А пока...

А пока мы видим, что многое из того, что замы?лялось, не получилось. Почему?

Прежде всего, не на высоте оказалась управленческая элита. ? когда ей доверили раздел госсобственности, она не удержалась от соблазна прибрать к своим рукам куски пожирнее. Вряд ли стопроцентная справедливость могла восторжествовать в таком непростом деле. ? все же приватизацию можно было провести и более открыто, и честнее . Об этом свидетельствует опыт быв?их социалистических восточноевропейских стран.

Мало того, что фабрики, заводы, пароходы растянули, по мнению боль?инства населения, несправедливо, в несправедливости оказалась заме?анной и власть. Государственные чины, используя служебное положение, конфиденциальную информацию, корпоративные связи занимались дележкой, участвовали в бизнесе, наживались. Таким образом, между властью, которая проводит реформы, и народом протянулась полоса отчуждения. По этой причине народ власти не верит. А местами ее ненавидит.

Поэтому власть вынуждена постоянно лгать и ограничивать свободы граждан. Прежде всего, власть делает все, чтобы ограничить доступ гражданам к своим тайнам, ме?ает развитию партий и общественных движений, чинит препоны на пути развития местного самоуправления и пытается его подмять. Власть стала закрытой и неподконтрольной.

Было бы нечестно не признать, что в переживаемом нами непотребстве повинны и многие из активных демократов, лидеров демократического движения. На демократической вол¬не на первый план выдвинулось достаточно пустых болтунов и демагогов, неспособных ничего делать. Они дискредитировали и власть, в которую попадали, законодательную или исполнительную, и реформы. Многие из вы?ед?их из демократического движения и сами оказались не чужды страсти к накоплению за чужой счет.

Взялся за гуж, не говори, что не дюж. В начале десятилетия одними из самых популярных людей в стране были демократические лидеры Г.Попов, А.Собчак, мелькали имена других организаторов антикоммунистического движения. Не всем из них оказалась по плечу взваленная но?а. У?ли, исчезли, кто тихо, кто со скандалом, бросив своих растерянных избирателей. Тех, кто верил, кто поддерживал. Без боя уступили отвоеванные плацдармы второму ряду номенклатуры.

Боль?е половины россиян двенадцатого июня 1991 года, в годовщину российской независимости, с энтузиазмом отдали свои голоса будущему первому президенту России Борису Ельцину. Сегодня многие из них с не мень?им энтузиазмом проголосуют против него.

ПР?ДЕТ ВРЕМЯ, ? ДЕВЯНОСТЫЕ ГОДЫ двадцатого века будут оценены потомками более резво. ? то, что было сделано - сам факт высвобождения из коммунистического плена - будет оценен по достоинству и, наверное, перевесит все тяготы и невзгоды, став?ие ценой обретенной свободы. Но мы, сегодня?ние, судим не по историческими мерками. ? мы не можем скрыть своих претензий к первому президенту, не можем испытывать обиды и горечи от того, что многие обещания и призы¬вы были растоптаны президентом и его командой.

Тем не менее, наивно было бы валить все на одного Ельцина. Мол, распустил номенклатуру, окружил себя ворами и подхалимами, сам небезгре?ен. Как бы много ни зависело от президента, какие бы неограниченные права и возможности не давала ему конституция, один в поле не воин.

В любом случае, эпоха Ельцина кончается. Досрочно он покинет свой пост или отработает конституционный срок - это уже не имеет никакого значения. Для нас важно ответить на другой вопрос: есть ли в нас силы продолжать начатое? Наберемся ли мы духу, чтобы не отдать Россию коммунистическому реван?у, чтобы не уступить ее набирающим силу на народных несчастьях националистам и фа?истам?

В этом гвоздь момента. Об этом надо думать сегодня, 12 июня, оценивая восемь лет, про?ед?ие с того дня, когда над российским парламентом взвился трехцветный российский флаг.

Василий Красуля.

«Новый Гражданский мир», июнь 1999 г.