МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

ВАС?Л?Й КРАСУЛЯ: «ХОТЕЛОСЬ БОЛЬШЕГО»

← к списку статей

«Вечерний Ставрополь», 15 апреля 1995 года.

То, что Василий Красуля – личность неординарная, вряд ли стоит кому-то доказывать. В пользу такой характеристики свидетельствует хотя бы сам его путь на вер?ины краевой исполнительной власти. Быв?ий заместитель главного редактора краевой партийной газеты, при?ед?ийся не ко двору, в связи с тем, что имел неслыханную наглость публиковать в прессе статьи, хотя и напрямую перекликающиеся с деятельностью Генерального секретаря, но идущие вразрез с местным видением перестройки, сначала при помощи ставропольского Народного Фронта проходит в краевой Совет, а после августа 1991 года получает пригла?ение войти в команду Е.Кузнецова. Восхождение В.Красули до сих пор не дает покоя и некоторым быв?им его соратникам и противникам, остается оно и в поле зрения обывателя. Мы ре?или из первых уст узнать, что же за человек заместитель главы администрации Ставропольского края, и обратились с вопросами непосредственно к Василию Александровичу.

- Начнем с того, что становится предметом обсуждения наиболее часто: ва?и голодовки, в том числе перед зданием крайкома КПСС. Это была серьезная акция или попытка как-то эпатировать власть, привлечь к себе внимание?

- Если предположить, что подобные утверждения являются проявлением своеобразного юмора, то я его не принимаю. Согласитесь, было бы просто несерьезно, нелепо и сме?но, спрятав?ись в палатке, втихаря чавкать салом или хлебать супчик. Нормальная голодовка, тем более что мы имели уже определенный опыт. Так что, знаете, когда я в первый раз услы?ал подобный бред (еще в те дни), меня это, прямо скажу, задело. Неужели люди способны думать, что мы могли так себя вести? Хотя, простите за тавтологию, еще рань?е мне в голову просто не приходило, что нечто подобное может кому-то в голову прийти.

- Оставим эту тему и перейдем непосредственно к настоящему. Достигли ли вы на должности вице-губернатора того, что декларировали в журнале «Гражданин», в ходе своей предвыборной кампании?

- Начнем с того, что все заявления на?и делались вовсе не из расчета, что я стану вице-губернатором. Главной на?ей целью было, чтобы по?ли реформы. Чтобы претворился в истинном виде в жизнь набор демократических ценностей: свобода слова, свобода печати, частная собственность и так далее. Все это, если смотреть ?ироко, в целом в стране удалось: со скрипом, но движется. В этом плане я абсолютно удовлетворен: страна совер?енно другая, чем пять лет назад. ? ради этого стоило делать то, что мы делали, тем более, что нам повезло увидеть результаты собственной деятельности. Другое дело, что хотелось боль?его, хотелось быстрее.

Если же брать обстоятельства моего вхождения в состав администрации края, то все сложилось следующим образом. Я себя рассматривал как представителя демократического движения, который войдет в эти коридоры как некий форпост демдвижения, для того, чтобы, во-первых, помогать демдвижению расти и рас?иряться, а во-вторых, я очень рассчитывал, что демократическое движение будет и меня здесь поддерживать, подпитывать кадрами, интеллектуально. Мыслились какие-то планерки, политконсультации, проработки. Мы ведь ?ли сюда без опыта и какой-либо подготовки, потому что были уверены: весь интеллект, который остался «на улице», он будет с нами, и он будет расти. К сожалению, этого не произо?ло.

Демдвижение стало сворачиваться после ?оковых реформ. ? это понятно. ? это не вина Красули или тех, кто там остался. Это – по всей стране. ? получилось, что и движение уже движением назвать нельзя, и мы остались практически без поддержки.

- Действительно, не всегда все получается в соответствии с заранее проработанным планом: меняются обстоятельства, люди, взгляды. Кстати, а ва?и взгляды на концепцию развития общества за последние годы не претерпели ли изменения, скажем по сравнению с тем, о чем вы писали в 1987-1988 годах?

- Нет, абсолютно ничего не изменилось. Хотя… Если вернуться к моим статьям того времени (прекрасного и романтического), то произо?ло следующее. Я ведь тогда был коммунистом, искренним коммунистом марксистского, даже ленинского толка, но исповедовал ленинизм нэповского периода, ленинизм без того, что всем нам открылось потом (фальсификации, подтасовки, резня, убийства и так далее). Тогда думалось, что просто исказили Ленина и можно еще все поправить. ? было такое социал-демократическое настроение: построить социализм с человеческим лицом. Я даже спорил со своими товарищами: без коммунистической партии никакие реформы невозможны, так как это единственная реальная сила. ? я верил, что КПСС можно реформировать. Но к 1990 году при?ло осознание того, что никакая реформа не получится. ? я пере?ел на более жесткие позиции по отно?ению к коммунистической партии.

Что же касается частной собственности… Общество должно строиться на подобных институтах. К сожалению, наверное, теперь это не скоро у нас получится. Недавно я побывал в США и ли?ний раз убедился, что это – единственно верный путь. Ведь человек родился для того, чтобы быть свободным. Это главное, а он не может быть свободным без свободы экономической и всего того, что вы слы?ите на всех на?их демократических собраниях.

- Вернемся к Народному Фронту. В ходе своего недавнего визита в Ставрополь В.Жириновский заявил, что подобные организации создавались исключительно КГБ. Вам известно, кем именно органы государственной безопасности были представлены в ва?ей организации? ? еще. Не могли бы вы припомнить тех, кто начинал Народный Фронт, а то сегодня появилось очень много людей, объявляющих именно себя первопроходцами.

- Пожалуй, подобные заявления может делать только Жириновский. Я, например, думаю, что он сам из КГБ вы?ел, о чем была информация в демократической прессе еще в 1989 году. Жириновский – личность для меня темная и неясная. А по на?им конкретно… К КГБ я сам никакого отно?ения не имел, и все те, с кем мы начинали это движение, - тоже. Другое дело, что мы постоянно подозревали, что КГБ пытается к нам засунуть кого-то. Насчет стукачей скажу честно: были у меня подозрения в отно?ении двух-трех товарищей. Одно время мы с тесной группой единомы?ленников пытались придумать какую-нибудь «?тирлицевскую лову?ку», но поняли, что это бесполезно – никого мы не расколем. ? мы ре?или: черт с ними, пусть сидят на на?их посиделках. Что касается самых первых народофронтовцев, то в их числе – В.Мерцалов, А.Липчанская, З.Коптева. У последней на квартире 29 сентября 1988 года собралась группа интеллигентов и активистов, которые боролись с какой-то несправедливостью на предприятиях. У нас был банк идей, а у них – умение действовать практически. В числе первых были Л.Мамонтова и Ю.Несис, В.Солодских…

- Придя сюда, в этот «дом» на центральной площади краевого центра, вы привели за собой часть своих соратников. За пределы губернаторского дворца просачиваются самые разные слухи, в том числе и о том, что в команде демократов нынче не все ладно.

- Да, кое-кто переменил свои взгляды, но это их проблемы. Осталось боль?инство, на которое я по-прежнему опираюсь. Ну, а кое-кто так и не сумел освоить управленческие дела, потому что они оказались довольно сложной наукой. Это очень серьезная работа. Критика – это одно, а здесь надо «по-черному» пахать, да еще и мозгами ?евелить. ? сразу по?ло расслоение. Кто-то какие-то свои цели начал преследовать…

- Ва? ответ принимается. Тем не менее, жизнь продолжается, и вот уже страна который год не может выкарабкаться из кризиса. В немень?ем кризисе экономика Ставрополья. Так какой же путь выхода из тупика видится из кресла вице-губернатора?

- Самое главное, что было необходимо сделать, что делается и будет делаться, - это последовательно и глубоко проводить реформы, которые заявлены. А у нас – межрыночное состояние: реформы заявлены, но делается не все, что необходимо. Не идет земельная реформа, а я уверен, что пока земля не будет введена в оборот товарного производства, ничего не будет. ?з земли вырастал капитализм во всех странах. Нет у нас политической стабильности, поскольку Дума такая «веселая» и не получилось однородной власти. ? это беда России. Необходимы нам и инвестиции. Но кто будет вкладывать средства в нестабильное государство? Когда даже на?и отечественные предприниматели предпочитают хранить средства за рубежом. Естественно, необходим и порядок. Государство должно гарантировать и жизнь гражданам, и свободу бизнеса, и сохранение капитала.

- Кстати, о порядке. В моем представлении он возможен только тогда, когда соблюдаются правила игры, при которых любой закон, даже самый бестолковый, можно критиковать, но должно беспрекословно выполнять. С газетных страниц приходилось неоднократно обращаться к властям с вопросом: «Наказан ли хоть один чиновник за то, что он пренебрег выполнением той работы, за которую получает деньги?». Ответов практически не было. Как с этим дело обстоит сейчас?

- Я согласен: не выполняются законы, не выполняются обязанности – ослаблена государственная хватка. В отличие от коммунистического режима у нас разболталась исполнительская и финансовая дисциплина. Отчасти причина в правовом вакууме, отчасти – в том, что многими с порога отвергалась значительная часть наработок про?лых лет только потому, что так было «при коммунистах», а мы «не коммунисты», и у нас должно быть по-другому. Кроме того, «на первых порах» любое принуждение, даже принуждение хоро?о выполнять работу, на которую тебя наняли, воспринималось как подавление личности, противоречащее нормам демократии. ? я сам был подвержен этой иллюзии: «не делать, как делали они». Мы ведь все боль?евики немного, все вы?ли из той ?инели. Но этот период закончился. Дисциплина не политическая категория. Начали уже приводить всех к норме. ? будем продолжать ужесточать дисциплину.

- Снова вопрос о политике. Ва?и взгляды на предстоящие выборы: планируете ли вы выставлять свою кандидатуру на соискание поста губернатора или депутата Государственной Думы?

- Вопрос весьма деликатный. Я занимаюсь политикой всерьез. А все, чем я занимаюсь всерьез, я делаю основательно, как говорится, не для зарплаты. Замечу, что борьба за власть – это составная часть политической деятельности. Дело здесь не в амбициях – это работа.

Да, я буду принимать участие в выборах. Другое дело – в каком качестве. Можно «ставить на себя», можно войти в команду. Пользуясь случаем, хотел бы развеять миф о том, что «Красуля рвется к власти». Несмотря на вполне естественное честолюбие, которое присуще мне, как и каждому нормальному человеку, тем более политику, если вижу, что в каком-то деле я второй, совер?енно спокойно буду «вторым», «третьим», «четвертым».

Ставить целью жизни непременную победу на «губернаторских» выборах я не собираюсь, даже если и буду принимать в них участие.

А вообще, поработав в исполнительных структурах, я понял, через какую пропасть нам, при?ед?им на волне демократизации во власть, удалось проскочить в свое время и не сорваться в пучину собственной некомпетентности. Увидел и что такое работа главы администрации края – это дало мне достаточно серьезную убежденность в том, что даже на ныне?ний день я пока не готов трудиться в таком качестве. А быть политическим символом, как некогда, не хочу. Необходимость и возможность этого отпала. Так что сейчас в боль?ей степени я готов поддержать на выборах ныне?него губернатора, если он ре?ит бороться за свой пост.

Кстати, если говорить о ?ансах, то, по-моему, у Е.Кузнецова они наиболее предпочтительные. ? демократам следовало бы поддержать на выборах именно его, чтобы иметь возможность и даль?е продвигать в жизнь демократические идеи. ? убеждение мое базируется на том, что я вижу в своих поездках по краю, что слы?у от людей. А им необходима стабильная, знакомая, известная, прогнозируемая власть. Сегодня популярны те, кто что-то делает. А исполнительная власть может похвалиться реальными результатами не только в Центре, но и на местах. Главы местных администраций в подавляющем боль?инстве поддерживают губернатора. Теперь представьте для завер?ения картины, как расходятся концентрические круги…

- Время на?ей беседы подходит к концу. ?так, о выборах.

- Я выступаю за проведение выборов, но думаю, что они ситуацию в стране не только не улуч?ат, но и не изменят. Государственная Дума в луч?ем случае вновь станет просто срезом на?его ныне?него общества. В худ?ем случае – к власти придут те, кто готов демократически заду?ить демократию. Но я все-таки думаю, что самые предпочтительные ?ансы стать президентом - у Б.Ельцина.

- Управление социальной защиты АСК все время на слуху. Скандал с ним в первую очередь связывают с тем, что руководит ведомством ва? соратник В.Митрофаненко.

- Я знаю этого человека уже ?есть лет – он абсолютно честен и искренен. ?менно поэтому я его и рекомендовал на этот пост. ? не жалею, хотя нередко приходится с ним и ругаться: человек он прямой, настырный, говорит, что думает, за свою сферу готов драться. ? еще: недавно в крае работала комиссия из Министерства социальной защиты. Она высоко оценила работу Валерия Митрофаненко. Что касается того, что удар по Митрофаненко – это «удар по Красуле», такой вариант не исключен. Но давайте не будем обсуждать эту возможность.

- Вы подтверждаете истину, что, придя к власти, правые левеют, а левые правеют?

- Придя к власти, политик просто становится более здравым человеком.

- Каков ва? оклад?

- Четыреста тридцать ?есть тысяч рублей.

- Не тянет вернуться в журналистику?

- Нет. Я люблю заниматься тем, что мне интересно. Сейчас мне более всего интересна та работа, которой я занимаюсь.

- Как бы вы коротко охарактеризовали свою жизнь?

- Человек, который жил в переломное время и пытался найти себя.

- Что такое для вас общественное мнение?

- К сожалению, понимая, что это очень важная сфера мы не на?ли в себе пока стимула прикладывать максимум энергии к его формированию. Хотя первые ?аги уже делаются.

- Ва?е отно?ение к прессе?

- Важней?ий фактор, влиящий на принятие ре?ений. Но пока пресса не играет той роли, которую могла бы инрать в жизни общества.

- Как вы воспринимаете критику?

- Очень болезненно, но чувства мести не возникает. Пытаюсь осознать, что надо изменить в собственном поведении.

- Может ли политик иметь друзей или только соратников?

- Может. У меня до сих пор есть те друзья, с которыми я вы?ел из общей юности. ? я их люблю.

- ? последнее. Ва?е самое заветное желание?

- Уехать с родными и друзьями от всего в Тамань. Валяться на песке, ловить кефаль, а вечером пить сухое вино и смотреть в небо. ? чтобы не работали ни радио, не телевизор, и почта не приходила.

Вел интервью

Михаил ЦЫБУЛЬКО