МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Яблоко в библейском смысле

← к списку статей

Усилиями политиков последних лет слово «яблоко» стало ассоциироваться у меня не с румяным плодом на блюдечке, а с румяным оратором на трибуне.

? когда на обложке книги я увидел хоро?о обгрызенное яблоко, даже не сорванное с дерева, но уже покоящееся на тарелке, образ перед мысленным взором возник, сами понимаете какой. Ну а если учесть, что книгу написал политик…

Впрочем, стоп, стоп, стоп. Стереотипные подходы в данном случае не годятся.

Да, сборник «Мужские рассказы» написал Василий Красуля, известный на Ставрополье политик, в про?лом вице-губернатор, ныне председатель краевой организации партии «Демократический выбор России», литератор, выпустив?ий уже три книги политической публицистики.

Тем не менее книга «Мужские разговоры» и яблоко на ее обложке не должны вызывать трибунных образов. Более того, в книге нет ни слова о политике. А подзаголовочек прозрачно намекает: яблоко в данном случае имеет не партийный смысл, не садовый, а библейский. Подзаголовок гласит: «Рассказы о любви».

?так, это художественная проза политического писателя. Да еще на такую не терпящую прямолинейности тему, как любовь. Тут ведь не уместны жалящая рапира-разоблачение или дробящий кастет-обвинение, тут даже поющая во здравие фанфара не пригодится. ?ные инструменты нужны. – гусиное перы?ко лирика, акварельная кисточка для размытых тонов, грустная гитарная струна.

? я убежден, что передо мной хоро?ая художественная проза, когда читаю у Василия Красули в рассказе «Хочу любить» такие строки: «В темноте казалось, будто ее руки бес?умными струями стекают на колени». Тут и грусть, и тягостное одиночество, тоска по любви, которой нет и скорее всего не будет.

Вся книжка, можно сказать имеет одного героя – студента 70-х годов. Этот герой может распадаться на многие фигуры с разной вне?ностью, индивидуальными чертами характера, но имеющие общие, так сказать, родовые признаки. К примеру, раскованность и боль?ую вольность в поведении с женщинами при одновременном наличии определенных нравственных правил, через которые нельзя преступать. Можно, к примеру, запереться в комнате вместе с подружкой луч?его друга (не очень удачно сформулировано, но других слов что-то не находится), перепечатывать под ее диктовку весьма искусительную, особенно по тем временам, переводную рукопись «Техника современного секса». Потом отдыхать от работы, лежа рядом с ней на одной койке, и беседовать о разных разностях. ? все. Боль?е ничего, так как подружку друга трогать нельзя. Кому-то сценка может показаться и рискованной, и двусмысленной, и даже порочной. А по-моему, в таких крайних ситуациях чистота отно?ений проверяется луч?е, чем в чопорных условиях старинного бала. Ведь тут чего проще: стоит только руку протянуть, погладить по волосам, в щечку ?утливо поцеловать, а там… да и друг ничего не узнает. Зачем ему говорить? Так и не убудет от него. А вот нельзя ничего этого и – все.

Ситуации в рассказах В.Красули разные: ?утливые, драматические, даже трагические. А одна просто-таки дикая. ? рассказ назван достаточно прямолинейно – «За пределом». Представьте ситуацию. На даче муж с женой договорились идти в лес по грибы. Утром муж неожиданно передумал и отправился на речку рыбачить. А жена все-таки по?ла. Грибы ей почти не попались, а вот на жуткого бродягу она напоролось. Она бежала, потом споткнулась, упала. Бродяга навалился на нее, и она в борьбе случайно сорвала с него маску, под которой оказалось лицо мужа. Автор оставляет простор для читательских размы?лений: что же это такое? Тоже, видимо, какая-то извращенная форма любви?

Но боль?инство персонажей книги молодые люди, которых интересует возможность выпить винца, с девочками пообщаться, поговорить о глобальных проблемах, в частности о литературе. В одном месте есть такое рассуждение героя, а вместе с ним, по-моему, и автора: «На всей на?ей жизни отпечаток литературы. Мы много читаем и знаем с детства о себе такое, чего не переживали и, может быть, не переживем до смерти». Это мог бы сказать о себе и студент моего, более раннего поколения.

А политика? Почему о ней нет ни слова? Да потому, что в 70-е годы на молодого человека, который всерьез заговорил в компании о политике, посмотрели бы как на ?изофреника. Тогда даже для тех, кто сознательно делал карьеру в комсомоле, политика была не предметом искреннего интереса, а отмычкой, вскрывающей дверь гигантского склада, где скрыты от посторонних деньги, вещи и прочие удовольствия. Но это уже иная тема, которой занимается Красуля-публицист. Делает он это тоже интересно, однако, в другой манере.

Вадим БЕЛОУСОВ

«Ставропольская правда», 01.04.99