МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Восточная земля

← к списку статей

Ставропольские депутаты-аграрии выступили с законодательной инициативой: установить максимум животных, которых можно содержать на личном подворье.

Событие это бурно обсуждалось. Среди прочих, мне при?лось выслу?ать и такую версию cкрытых подтекстов инициативы: ограничить выходцев из соседнего Дагестана, которые осваиваются на восточных территориях Ставрополья. Насколько она обоснованна?

Факты говорят о том, что только у некоторых из даргинцев в подворье можно насчитать подпадающее под закон количество животных – несколько коров, несколько десятков овец. Коренные жители сел и станиц либо вообще не держат животных, либо выкармливают по одной корове, да разве еще теленка. Редко кто держит овец. Ну, еще несколько свиней. Местных жителей закон этот, можно сказать, не коснется.

Чабаны-даргинцы еще в советские времена трудились на совхозных ко?арах в приграничных Нефтекумском и Левокумском районах, в Буденновском районе. Неприхотливые, заботящиеся о благополучии своих семей, они согла?ались работать в условиях, от которых отказывались местные жители.

Кроме того, работники-даргинцы были более сговорчивы. Они держали личные отары, в которых кормились, в том числе, и овцы местных руководителей и специалистов. Система эта крепла с каждым годом.

Что происходит сегодня? Уже который год мусолится заезженная тема: местных вытесняют из восточных районов! В восточных районах скоро не останется коренных жителей! Земли приобретают выходцы из соседних республик!

Но почему выходцы из других республик могут купить землю и дома, а местные жители – нет? Не потому ли, что ставропольские селяне обворованы местными руководителями? Скандалы с земельными паями проходили на на?их глазах. У селян, добросовестно проработав?их в колхозах и совхозах не один десяток лет, нет денег.

Вот грустный пример – поселок Затеречный Нефтекумского района. Почти двести миллионов рублей, выделенные на ремонт ветхого жилья в Затеречном и Зимней Ставке, исчезли неизвестно куда. Концы этой мутной истории ищет следствие.

Обобрали тружеников, которые десятки лет качали нефть и проливали золотой дождь на Ставрополье. Сегодня вчера?ние ударники пятилеток и орденоносцы больные и нищие. У многих из них разваливаются дома – я видел дыры в потолках, трещины в стенах. Одному старику пожалели дать дощечки, чтобы он починил туалет. Другой ветеран, Владимир Яковлевич Бутов, первый бурильщик поселка, полуслепой, пробирается в туалет в конце огорода, цепляясь покалеченной рукой за бельевую веревку. Между тем, на каждый дом было выделено по 239 тысяч рублей, а на аварийный – по 360 тысяч рублей. На эти деньги много чего можно было отремонтировать и пристроить…

А в Дагестане, как мне рассказывали, республиканское правительство, которое заботится о своих гражданах, выдает беспроцентные кредиты на приобретение жилья, в том числе и в Ставропольском крае.

Так может быть, для того, чтобы местные жители не бежали из села и развивали животноводство, надо не ограничения вводить, а помогать людям?

Но главное не это. Даже если такой закон и примут, работать он не будет. Как не работали самые свирепые «антисобственнические» указы в советское время. Каждый будет выкармливать столько животных, сколько захочет и сумеет. Правда, за то, чтобы не дергали проверками, ему придется боль?е класть на лапу чиновникам-контролерам.

Василий Красуля

14 ноября 2009 г.