МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

На?а застенчивая Фемида

← к списку статей

О перипетиях вокруг краевого Фонда культуры пресса уже сообщала. Сказано вроде бы все. Но это на первый взгляд. Вообразите, уважаемый читатель, что вы ненароком про¬никли в чужое учреждение, мимоходом вскрыли сейф, прихватили на память парочку документов, а потом забаррикадировались и не впускаете хозяев. Бьюсь об заклад, вас за это по головке не погладят. Примчатся плечистые хлопцы из ОМОНа, закрутят ва?и белые рученьки узлом за спиной, загрузят в черный воронок и - не жди меня мама. Впрочем, раз на раз не приходится.

?менно такую ?аловливую операцию не так давно проделал известный в крае за счет купленного рекламного времени ?оумен А.Разин. А именно, пробрался в помещение краевого Фонда культуры, к которому на описываемый момент не имел никакого отно?ения, выгреб из сейфа кое-какие бумажонки, нанял вы?ибал из частной охранной фирмы «Гранит», которые перекрыли все входы и выходы и не допускали к месту работы сотрудников. Позорно унижаясь, гнулись у парадного крыльца особняка на Комсомольской Горке министр культуры краевого правительства А.Марков, советник губернатора по вопросам культуры В.Шнюков и прочие представители творческой интеллигенции - члены президиума Совета Фонда, возомнив?ие, что они здесь хозяева. Они слезно упра?ивали охранников пустить их в зал провести пленум и при этом потрясали - кто удостоверениями, а кто регалиями заслуженных деятелей искусств. На поставленных у входа гренадеров в камуфляжках обилие почитаемых имен впечатления не произвело. Они знали, кто им заплатил, а заплатил им господин Разин, и деликатно, но твердо ответствовали «пущать не велено!»

Наблюдая за ?евелениями благопристойной интеллигентской тусовки, перебежками фото и тележурналистов, запечатлевающих на пленку ду?е¬раздирающие монологи мастеров культуры о произволе и плевке в ду?у интеллигенции, я по наивности предполагал, что непременно разразится скандал. На худой случай, скандальчик. Увы, почти месяц минул с тех пор, и пока ти?ина.

В инстанциях, видимо, разбираются. Первый заместитель председателя правительства В.Хорунжий, по должности покровительствующий культурным очагам, уговаривает обиженных Разиным пойти на компромисс и не огорчать быв?его певца, а заодно и фермера. А компромисс заключается в том, чтобы быв?ий то ли певец, то ли фермер, одним словом, крупный общественный деятель, не чувствовал себя обиженным. У него, видите ли, тонкая и уязвимая натура.

Глубокомысленно молчит и прокуратура. Надо полагать, не обо?ед?ие стороной и это уважаемое учреждение задержки с выплатами зарплаты сказываются на резвости надзирающих за законностью работников.

А, помнится, были времена, когда прыти хранителей порядка позавидовала бы сама молния. Вспоминаю, как лет этак девять тому назад в один прекрасный майский воскресный день примерно в пятнадцать часов по местному времени дернула меня нелегкая присесть на скамеечку около кинотеатра «Экран» со скромным агитационным

плакатиком. Мол, Красуля голосует против Жалыбина. ? что бы вы думали? Не более чем через сорок, максимум пятьдесят секунд на меня спланировал наряд из трех-четырех, а может быть и пяти-?ести милицейских чинов и без грубостей и насилия - чего не было того не было - погрузил в дежурную ма?ину и абсолютно без единого синяка доставил в октябрьское отделение УВД. А в восемнадцать часов того же замечательного воскресного вечера привезенный в милицию судья справедливо приговорил меня к десяти суткам за организацию несанкционированного митинга, и уже в девятнадцать ноль-ноль за моей смутьянской спиной с лязгом захлопнулась железная дверь изолятора. Да, не ржавела репрессивная ма?ина в руках коммунистов!

Отчего же в на?и дни Фемида стесняется назвать уголовником уголовника? Отчего не поспе?ают на выручку попранной справедливости многочисленные спецназовцы, омоновцы, судебные заседатели и исполнители, следователи и прокуроры? Не оттого ли, что милей?ий господин Разин, порулив?ий Фондом культуры, а заодно и краевой филармонией, и довед?ий некогда процветающие финансы этих почтенных заведений до кондиции узников Освенцима, во время избирательной кампании помогал А. Черногорову добывать презренный металл для агитационных целей, и. посему державная длань в нере?ительности замирает над ?аловливой выей?

Конечно, господин губернатор может смотреть на проказы своего друга-?оумена как на ?утки не в меру разрезвив?егося трудного подростка. Это его печаль. Я же смотрю на это иначе, как, надеюсь, и боль?инство нормальных людей. Мне это не нравится. ? прежде всего не нравится, что около властных кабинетов отирается всяческая ?пана. Что множество хапков, нагреб?их основных и обо¬ротных капиталов в мутной воде безвременья пока якобы при?ед?ие к власти прекрасноду?ные демократы ?лепали губами, лезут в политику и навязывают свои манеры, которым они обучились в темных подворотнях.

Что мне с того, что иной депутат (в бытность свою кандидатом) демагогией и неисполнимыми посулами пленил ду?у наивного избирателя, что, не поленив?ись раздать несколько ме?ков карто?ки и сотню-другую буханок хлеба доверчивым пенсионерам, он на веки веков снискал себе славу народного заботника? Глаза колет, что сегодня в цене демагогия и обман, ложь и подтасовка, полное отсутствие принципов, подчинение служебного кресла корыстным целям. Мародеры не в темном переулке, а в казенном доме при свете люминесцентных ламп запускают руку в мой карман, а на мои жалобные блеяния ворочают у моего носа увесистым кулаком.

Где закон? Торжествует грубая сила, хамство. Все это вызывает тревогу, потому что редкий гражданин на ложь и демагогию не ответит плевком в сторону власти. А от этого пол?ага до фа?изма. Фа?изм начинается не с гестапо и концлагерей. Они, так сказать, увенчивают его. Начинается же он с торжества хамства. С того, что хамы оккупируют власть и начинают диктовать нам правила игры. С того, что председателя отделения союза композиторов или директора краеведческого музея не пускают в помещение Фонда культурны который они же в свое время учредили.

На другой день после скандально несостояв?егося пленума Совета Фонда культуры я изложил свои неуте?ительные впечатления в заявлении от имени краевой организации партии «Демократический выбор России», которое разослал во все газеты. Увы, ни одна из них заявление не опубликовала.

?меющий у?и, да услы?ит.

В.КРАСУЛЯ.

«Новый Гражданский мир» № 2, 1998 г.