МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Твое поле

← к списку статей

ЗАПУСТ?Л двигатель. Двигаются пор?ни, валы передают усилие, вращаются колеса. Простота, ритм, движение.

Это работа, которая продолжается весь день.

В тетради/ агронома лягут цифры поднятых гектаров. Учетчик на току весело скажет: «Тысячу тонн разменяли!».

Эти скромные заметки каранда?ом патетичней многих слов.

Вечером тракторист подставит пыльные ладони под струю воды. Жена польет из теплой водой из кув?ина на руки и плечи и подаст чистую руба?ку.

Так начинается хлеб. Начинается песня, которую мы вспомним за праздничным столом.

С ЭТОГО момента Олег знал предел своих возможностей своей ма?ины. Он заглу?ил двигатель и спрыгнул на землю, в сухую ти?ину. Потянуло упасть в пахоту: он вдруг ощутил неодолимую усталость.

Очень тяжелая почва: суглинок, утрамбованный копытами многотысячной отары. «Кировец» едва-едва берет. Но что делать, Олег нетерпелив и упрям.

Олег отказался от двухсменки.

«Два тракториста на одной ма?ине должны делать в сутки 25 гектаров? — спросил он. — Хоро?о. Я буду работать один, и сделаю то же самое. Но хочу работать па ма?ине один».

Это не чудачество. Случается, что два хозяина хуже одного.

Его хоро?о знали в хозяйстве и все-таки сначала засомневались, а осилит ли?

Он в ответ улыбнулся. ? опять покачали голова¬ми: молодой еще...

В самом деле, молодой - 23 года.

Трактор отдали. «Но смотри, если что — последний раз такое...».

Так и получилось: последний раз такое. Боль?е сомневаться не будут.

МЫ не сможем по существу разобраться в характере Олега, если не задумаемся над значением его слов: «Боль?е полутора норм в те дни, если честно, у меня не получалось».

Природа и случайность, всласть сорвав на людях зло этим летом, не думали оставлять их в покое. Непредвиденные, иногда даже нелепые, поломки сыпались как снег на голову. Механик беспомощно разводил рука¬ми: коли хотите, — секите голову... В довер?ение всех бед незадолго перед концом сева вы?ли из строя два трактора ДТ-75, которые сеяли.

Пахота и сев ?ли одно¬временно. Промедление в каждом из них сулило потери в будущем урожае. Руководители колхоза имени Воро?илова оказались в положении полководца, который без подкрепления не удержит фронт, а подкрепления взять негде.

? вот тогда Олега сняли с пахоты и бросили на прорыв:

-Сделай, что може?ь, сам види?ь, что творится..

? он на своем «Кировце» таскал 3 сеялки. Это на «Кировце» — и 3 сеялки! «?з пу?ки по воробьям». Выбора же не было: время не ждало. А переоборудовать сеятельные агрегаты под «Кировец» — это время.

Ровным следом семена ложатся в борозду. ?х не видно. Только влюбленный в свое дело хлебороб мысленно представит тоненькую строчку жизни под рыхлым слоем земли. Представит и тихо порадуется.

? еще представит параллельную строчку. Ту, которая могла бы быть. Но ее пока нет. ? он огорчится. ? постарается еще быстрее проходить загонку из конца в конец. Время не ждет.

— Олег, — спросил я,— когда ты приехал сюда из Казахстана, родственники подыскали тебе работу в городе. Нормированный рабочий день, два выходных, тротуары. Легче жить, правда?

— Вообще-то так...

— Ты отказался от этого и остался здесь. Почему?

— Тут людей не хватало.

— Ну, опытный тракторист не только в колхозе нужный человек...

— .Мне здесь сразу «Кировец» предложили. Я никогда на нем не работал. Еще

было вот что. Главный инженер ?ван Алексеевич Константиненко, когда меня с ним познакомили, спросил: «На «Кировце» потяне?ь?» Я ответил: «Конечно». Ду¬мал, ?утит, все же «Кировец» есть «Кировец», и его салажатам не раздари¬вают. А он мне: «Верю, трактор твой...».

— Так.

— Вот и все. Зачем мне было уезжать отсюда, где в меня поверили? Да мне и самому интересно стало. Сказать-то сказал, а что выйдет? Вот и остался...

В ПРОШЛОМ году Олег пригнал в колхоз из «Сельхозтехники» комбайн.

До этого не касав?ийся забот комбайнеров, он как бы стал персонально причастен к двум фактам. Первый: через несколько дней уборка хлеба. Второй: в хозяйстве туго с комбайнерами...

Он сам не мог разобраться, откуда в нем это упорное желание напроситься на комбайн. Более того, еще и уверенность, что все обойдется самым луч?им образом. Он, привык?ий все делать луч?е всех, уже раздумывал — тайком от самого себя — как и что необходимо предпринять, чтобы догнать бывалых комбайнеров.

Первый день уборки состоял спло?ь из волнений.

Первый заход в валки, первый бункер отливающей медью п?еницы... Бывалые уходили вперед, а он, смиряя нетерпение, не поддавался соблазну. Он прислу?ивался к биению сердца и соизмерял с ним металлический пульс ма?ины. Между ними еще не установилось единство. Он верил в себя и знал, что оно придет. А с ним придут свобода маневра, скорость, предвидение. Техническое обеспечение первенства - стремление к нему присуще Олегу, как способность ды?ать.

- Олег, тебе обязательно надо делать боль?е всех?

— Не в этом дело. Мне важно сделать столько, сколько я смогу. Коли для этого приходится делать боль?е кого-то, я - не стесняюсь делать это.

— Ну, а если бы ты делал все, что мог, и при этом кто-то ?ел бы впереди?

— Значит, я делаю не все, что могу. Я бы задумался, где и что я делаю не так. Вот в про?лом году на уборке Са?а Лайчековский из «Первомайского» совхоза намолотил боль?е меня. Я знаю, что у них земли луч?е на?их, урожайность вы?е. Может быть, в этих условиях можно намолачивать боль?е на?его — я не хочу сказать легче. Когда я думаю об этом, что-то не дает мне покоя. Я думаю о том, что могу еще сделать, чтобы исключить влияние вне?них условий.

Первую жатву, в которую были и поломки и помощь товарищу, надежда сиюминутной удачи и горечь разочарования, косые дожди и солнце в глаза, Олег вы¬играл. 7 350 центнеров хлеба - таков его результат. А минув?им летом он подтвердил, что лавры чемпиона колхоза перепали новичку не случайно.

Если говорить об Олеге Влащенко, необходимо иметь в виду вот что. ? тем и этим летом вместе с ним убирал хлеб его млад?ий брати?ка Вовка. В про?лом году — помощник Олега, в этом — самостоятельный комбайнер. «Восьмиклассник, ?кет — а туда же!» — ворчал кое-кто из взрослых.

«Мальчи?ка» занял восьмое место по колхозу. Но не это самый примечательный ?трих. Володин комбайн продолжал жатву в Омской области. Комбайнер, работав?ий на нем, восхищался: «Не поверю, что эта ма?ина уже про?ла одну уборку. Работает как часики...»

Таков млад?ий брат, научив?ийся у стар?его по-взрослому отвечать за себя и за доверенное дело.

Десятка два домов, мехдвор и кругом плоская степь. Ровно тянул ветер. Вокруг — ветер, и ничего кроме ветра. Не так у них, под Алма-Атой: сады, лень, птичьи голоса.

Это было три года назад. Демобилизованного солдата Олега Влащенко ждали новая ма?ина, летние бессонные ночи, дружба товарищей и еще многое из того, что составляет неповторимое земное счастье на?ед?его свое дело человека.

В. КРАСУЛЯ.

«Молодой ленинец», 1979 г.