МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

«...Посоветоваться с Марксом»

← к списку статей

5 мая исполняется 162 года со дня рождения Карла Маркса.

В мировой истории нет мыслителя, с именем которого был бы связан столь коренной перелом в сознании человечества. Его идеи — это целая вселенная. ?звестно, что Владимир ?льич Ленин, поглощенный самыми неотложными практическими дела, которые стояли перед Советским государством, находил возможность «посоветоваться с Марксом».

На? корреспондент В. КРАСУЛЯ беседует с кандидатом исторических наук, доцентом кафедры научного коммунизма Пятигорского пединститута иностранных языков Эдгаром Леонидовичем Кричевским о значении жизни и деятельности Карла Маркса для каждого современного человека.

— Эдгар Леонидович, как известно, первый перевод «Капитала» на иностранный язык был осуществлен в России, одной из самых отсталых экономически и культурно европейских стран. Передовая русская молодежь взахлеб зачитывалась Марксом. Жандармы, обыскивая «неблагонадежных», всегда находили конспекты «Капитала». Не усматриваете ли вы в этом парадокса?

— Мыслящие люди России, пожалуй, глубже, чем кто-либо в Европе, задумывались о социальной несправедливости. Возьмите для сравнения классическую русскую литературу — никто из европейских писателей не поставил столько мучительных вопросов, сколько русские писатели. Вполне логично, что Маркс, самый передовой ум эпохи, становился властителем дум.

Но вспомним слова В. ?. Ленина: «Марксизм не догма, а руководство к действию». Богатство высказанных Марксом мыслей неисчерпаемо. По крайней мере, так представляется сегодня. Ценность его духовного наследия не только в объективной верности тех или иных высказываний. Он не дает готовые рецепты, но побуждает к самостоятельному творчеству. У Ленина есть очень интересная мысль: хотя Маркс не оставил нам «Логику» с боль?ой буквы, он оставил логику «Капитала».

— То есть не свод правил, как надо думать, а образец того, как думал он?

— Совер?енно согласен с вами. ?зучайте Маркса, думайте вместе с ним, спорьте — и вы научитесь мыслить.

— Давайте остановимся на понимании Марксом смысла жизни. Кого не мучит этот вопрос: зачем появился человек, кто он? В анкете дочерей на вопрос «Ва?е представление о счастье?» он ответил: «Борьба»...

— Борьба была содержанием всей его жизни. В молодости он выдвинул знаменитый тезис: философы до сих пор ли?ь объясняли мир, а дача состоит в том, чтобы изменить его.

— ?зменяя мир, человек изменяется и сам. Коммунистическое общество — это не дом отдыха для сытых и самодовольных, а скорее - предпосылка для максимального выявления и совер?енствования личностью своих дарований...

— Вполне марксовское понимание. Он любил повторять, что достигнутый идеал — уже не идеал.

— А если представить, что я не хочу бесконечно совер?енствоваться? Ведь для этого надо тратить труд и время, которого нам и так немного отпущено.

— Как это не хотите?

— Допустим, не подходит мне это. Маркс был выдающийся человек. Я читал, что когда ему было 23 года, о нем отзывались так: в этом молодом докторе совмещаются вместе Вольтер, Руссо, Гольбах, Лессинг, Гейне. Пусть такие люди и совер?енствуются, достигают вер?ин. А я буду просто жить, буду самим собой, буду сохранять свою скромную независимость. Согласитесь — читать Маркса — боль?ой труд. А что это может дать простому смертному? Не скажете же вы, что рабочий парень, прочитав «Коммунистический манифест» или «Нищету философии», сразу поумнеет или же на другой день перевыполнит вдвое план?

— ?зучение Маркса — дело, действительно, не?уточное. Чего ради утомлять себя? Да хотя бы ради того, что делает человека человеком — ради понимания законов, по которым развивается мир. Понимать свое место в истории, даже если оно и очень скромное - это уже счастье. По-моему, это намного луч?е, чем иллюзии выбиться в миллионеры, которыми пичкают ва?их сверстников на Западе.

Посмотрим, что получается, когда хоче?ь быть только самим собой. Такую возможность организовало общество для западной молодежи. Развлечения, стриптизы, порнография, фильмы ужасов, набор религиозных сект на все вкусы, 12 телевизионных каналов круглые сутки — успевай заглатывать. Но к чему все это ведет? Ни к чему. Однажды я познакомился с испанскими туристами. Это были ребята, окончив?ие колледж. Я надеялся узнать у них кое-что о моих любимых испанских писателях. Оказалось, что они совер?енно не знают собственной литературы. Так же, впрочем, как и зарубежной.

— А если рассудить абстрактно. Может быть, они живут и неверно с на?ей точки зрения, но они довольны, значит, счастливы.

— Маркс жестоко высмеивал попытки оценивать жизнь, исходя из абстрактных соображений. Живем-то мы в конкретном мире. Массовая культура в западном обществе возникла не сама собой и неспроста. Она искусственно создана и искусственно поддерживается. Во-первых, на ней делают бизнес. Во-вторых, человек, поддав?ийся ей, заключен в систему искусственных духовных стандартов. Он не свободен в своих выводах. А несвободный человек не может быть счастливым. Это счастье рабе. Вы думаете, бизнесмены, властвующая элите, транжирят свое время у экранов телевизоров? Как бы не так. Они занимаются другим делом: управляют, добиваются своих целей, думают, ставят задачи. А тех, кому нет места в сложном мире творческой деятельности, развлекают иллюзиями.

— Согласен с вами: западному жителю навязывается примитивный стандарт. Но взглянем на дело по-другому. Как-то иностранный студент упрекнул меня в том, что мы руководствуемся Марксом. Нас-де задавил его авторитет. Мы, мол, тоже ориентируемся на духовные стандарты. Пусть они и не примитивные, но созданы не нами.

— А нет, тут я поспорю. Сочинения Маркса — не талмуд, который «правоверный марксист» должен вызубрить назубок. Его мысли открыты всем — читайте, думайте, сомневайтесь. Не согласны — выдвигайте свои, но будьте логичны и убедительны. Почему правота Маркса неоспорима до сих пор? Потому что он знал колоссально много. Вспомните его удивительные способности. Прибавьте исключительную работоспособность, трудолюбие, целеустремленность. Едва ли кто-то из жив?их на земле знал так хоро?о историю человечества, как он. Он очень о многом успел передумать. Поэтому его мысли до сих пор свежи и современны.

— Не только материальное благополучие, но и истоки счастливой или несчастливой жизни человека лежат в экономических условиях общества. Маркс много размы?лял о том, что ме?ает человеку быть человеком.

— Еще в молодости Маркс обратил внимание на такую особенность буржуазного ма?инного производстве: личность человека теряется в монотонном труде. ?скусные ремесленники - творцы исчезли. ?х вытеснил бездумный исполнитель. Труд перестал приносить удовлетворение. Человек отбывал рабочий день, а удовлетворение искал в элементарных функциях: еде, питье, сне. Маркс сказал об этом так: «То, что присуще животному, становится уделом человека, а человеческое превращается в то, что присуще животному».

— ?звините, я перебью вас. Согласитесь, что специализация необходима для прогресса. Не только по прихоти капиталистов население занимается однообразным трудом.

— Согласен с вами ли?ь наполовину. Вам, наверное, известен такой факт: конвейер в Тольятти движется медленнее, чем такой же конвейер фирмы «Фиат» в Турине. Социалистическое общество идет на это, чтобы создать рабочим более человеческие условия тру¬а. Так что дело не только в том, что конвейер необходим обществу, но еще и в том, в чьих он руках и во имя каких интересов пущен.

— То есть, наблюдение Маркса не только по-прежнему верно для буржуазного общества, но и сбывается его предвидение, что при коммунистическом способе производства это «отчуждение» личности человека в труде будет преодолено.

— Безусловно так, хотя процесс этот долгий и далек от полного завер?ения. Но я бы хотел вернуться к конвейеру и продолжить разговор вот в какой плоскости. В западных странах миллионы безработных. ?х можно поставить за конвейер и за счет этого сократить рабочее время остальных работающих. Как, по-ва?ему, почему это не делается?

— Я об этом не задумывался. Ну, хотя бы потому, что этим «новым» рабочим надо тоже платить заработную плату.

— Ну, а если мы предложим в виде эксперимента сократить зарплату тем, кто потеснился у конвейера — ведь их рабочий день сокращается...

— Боюсь, что они на это не согласятся. Ведь у них сложился круг запросов, деньги уже распределены. Многие живут в кредит. ?м при?лось бы менять весь образ жизни.

— Не будем ре?ать за них, но очевидно, что в основе буржуазного образа жизни заложены принципы, которые противоречат освобождению человека. Вы сможете мне доказать, что разумно каждый год покупать новую ма?ину? Не сможете. А вот пропаганда потребительства убеждает в этом среднего американца. ? дело вовсе не в моде, а в экономике. Капитал дол¬жен двигаться. Это закон капитализма. А это значит, надо боль?е производить и боль?е продавать — что, зачем — капиталисту неважно, ли?ь бы брали. Капитал до?ел до предела: во имя собственного сохранения он разру?ает личность человека.

— Любое общество формирует в своих членах какие-то потребности. Они могут казаться странными, но они оправданы с точки зрения сохранения общества.

— Но какие это потребности? Вот вам маленький личный пример. Мне приходится читать массу литературы; я обязательно прочитываю «Новый миря, «?ностранную литературу». Времени мало, но читаю. ? дело не только в личных вкусах. Я работаю со студентами. Они народ любопытный, читают все, постоянно вытаскивают меня на дискуссии. Так что я обязан знать последнюю литературу. Что это мне дает? Помогает общению с людьми, делает его более насыщенным, универсальным. Это ведь здорово, что общество воспитывает во мне такую потребность.

— Я вспомнил слова Сент-Экзюпери о том, что самая боль?ая человеческая роско?ь — это общение.

— Почитайте внимательно Маркса — этот афоризм вполне мог принадлежать ему. А если вернуться к отчуждению личности в буржуазном обществе — человек все боль?е и боль?е теряет эту роско?ь.

— ?, тем не менее, буржуазная идеология тщится взять реван? в умах человечества и утверждает, что мир развивается не «по Марксу», что классовая борьбе затихает. ? в качестве аргумента приводится высокий жизненный уровень в развитых капиталистических странах.

— Это аргументы для доверчивых простачков. Рост стачечного движения на Западе не укладывается в доктрину классового примирения. Высокий жизненный уровень не исключает эксплуатации. Кстати, попытки эти не новы. Еще Маркс отмечал, что грабеж колоний приносит английской буржуазии колоссальные прибыли, которыми она делилась с верху?кой рабочего класса. Подкупленный рабочий класс Англии утрачивал свою революционность. То же самое сейчас происходит в Соединенных Штатах. Взглянем на превозносимые американский комфорт и благоденствие вот с какой стороны. 30 процентов ныне?него населения Америки — «цветные»: негры и выходцы из Латинской Америки. Они выполняют трудоемкую, грязную, низкооплачиваемую работу, которая легла бы на плечи ныне?них «белых воротничков». Американцы эксплуатируют при¬родные богатства и де?евую рабочую силу развивающихся стран. Да, современный американский рабочий имеет известные возможности для образования, досуга, развлечения. Но это происходит за счет того, что его «цветной» сверстник ли?ен всего этого. Беспощадная эксплуатация осталась. Она ли?ь как вектор в геометрии разложена на составные и боль?ая, видимая, откровенная ее часть вынесена за скобки развитого общества. Ведь «цветные» в буржуазном понимании вне общества. Не будет о?ибкой утверждать, что со времен Маркса общая масса эксплуатации в несоциалистическом мире возросла.

— ? сохраняется актуальность положений, выдвинутых Марксом?

— По словам В. ?. Ленина, главное в учении Маркса — это выяснение всемирно - исторической роли пролетариата как созидателя социалистического общества, и пролетариат с успехом справляется с ней. Учение Марксе, обогащенное и развитое Лениным, КПСС и братскими компартиями, остается самым надежным оружием в борьбе прогрессивного человечестве с империализмом.

— Маркс помог миллионам людей найти свое место в жизни. ? дело не только в обаятельной притягательности его идей. Его личная жизнь была ярким примером служения поставленной цели. Разве не так?

— Маркс жил и работал в очень тяжелых условиях, ведь он был бедным, почти нищим эмигрантом. Ему случалось неделями не выходить из дома, потому что его костюм был заложен в ломбарде. Он легко мог устроить себе блестящую карьеру университетского профессора. Но он всего себя отдавал борьбе рабочего классе, потому что луч?е него никто не мог бы сделать то, что сделал он. Вот что писал он своему товарищу:

«Я смеюсь над так называемыми практичными людьми и их премудростью. Если хоче?ь быть скотиной, можно, конечно, повернуться спиной к мукам человечества и заботиться о собственной ?куре. Но я бы считал себя поистине не практичным, если бы подох, не закончив полностью своей книги, хотя бы в рукописи...».

«Молодой ленинец», 1982 г.