МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Пятый пунктик патриота

← к списку статей

В последнем номере газеты «Родина» (№ 50, 2009 г.) ее редактор К.Ходунков в персональной колонке «Да закончится ль сон летаргический?» натолкнулся на глубокую тему. Он пи?ет:

«?ными словами эти новоявленные российские чиновники осознанно выпячивают идею нерусского характера российского государства...».

Заметка, правда, вы?ла о другом: о том, что в паспорте отменен пункт «национальность». Ясное дело, это придумали враги русского народа. По указке Алена Даллеса и с оглядкой на рекомендации Геббельса. Ни к селу, ни к городу в качестве преамбулы к сим размы?лениям приплетен институт переходного периода, возглавляемый Е.Гайдаром. Наварное, так положено.

А даль?е уже о порабощении и растлении русского народа. В качестве тягловой иллюстрации тезиса привлечен жух-ломехуза, который внедряется в муравейник, задуривает муравьев наркотическими выделениями своих лапок и разоряет трудовое сообщество. Намек всем добрым молодцам, покусив?имся на буржуйские приманки.

Все в обычном ключе. Меня давно занимало, с чего это и когда *[568]коммунисты стали патриотами? Полистайте труды Зюганова – боль?его славянофила со времен Хомякова и Киреевского вы не сыщете. Хотя если уж кто и приложил руку к искоренению русского духа и русских традиций в России – так это в первую очередь коммунисты. Нам умильно напоминают, как Сталин в июне 1941 года вогнал в слезы население СССР обращением «Братья и сестры!» В лагерях, наверное, рыдали от счастья. Он же дал послабление на счет церкви, разре?ил монахам собирать пожертвования в поддержку армии. Приказал кино снять на патриотическую тему - «Александр Невский», «Петр Первый»...

Кому ж, как не коммунистам, величаться возродителями православия? О том, что в ?естидесятые годы по приказу из Кремля были взорваны около пятидесяти тысяч храмов, можно умолчать.

Но я отвлекся. ?так, к государственности.

Погрузимся для начала в глубь веков и обозрим деяния на?их предков. Что там Нестор сказывает про древних славян? Передрались, перессорились, загнали в тупик тогда?нюю собирательно-охотничью экономику, и чтобы всем скопом не врезать коллективного дуба, выпросили на княжение норманнов. Мол, земля на?а обильна, порядка только нет. Приходите и володейте нами!

К счастью, среди на?их пращуров не на?лось горластого вожака какой-нибудь передовой ?айки, который на вечевой поляне стукнул бы в волосатую грудь увесистой палицей: «Есть такая партия! Обойдемся без норманнов!». А может быть, предусмотрительные сородичи загодя утопили гордеца в подходящем болотце. От греха подаль?е. Предки, они хоть и темными были, но мыслили конкретно, не о всемирном счастье, - очень уж хотелось выжить. Рюриковичи и наладили первую русскую государственность. Конечно же, на манер порядков и правил, которым и сами были обучены – по законам северной Европы тех времен.

Через триста лет на горизонте замаячил Чингис-Хан. Надо сказать, эпопея с «татаро-монгольским игом» еще ждет своего выразителя и может преподнести немало огорчительных сюрпризов. Но факт остается фактом: от прежней, управляемой по-норманнски Руси остались одни голове?ки, да предания, а из объятий развалив?ейся «Золотой Орды» опять же через триста лет вывалился уже другой народ, другая Русь – московская, воспитанная на ясаках и доносительстве, выучив?аяся ползать на брюхе перед мурзами, со службистской выправкой, чиновничьей спесью и ордынским равноду?ием к людским жизням.

«Московские» правили столь успе?но, что опять же через триста лет очередной православный царь вынужден был снимать с церквей медные колокола и переплавлять их в пу?ки и пищали, ибо защищаться от врагов было нечем.

Спаслись петровскими реформами, в результате которых страной стали управлять немцы. Сначала опосредованно – на?ептывая на ухо Петру, что и как делать, продвигая «немецкие» законы и порядки, заполняя выс?ие бюрократические вакансии выходцами из германских княжеств. А потом и напрямую – Екатерина Великая, русская императрица была немка. Впрочем, прилично воспитанная и не чуждая просветительских идей европейских вольнодумцев, она оказалась отнюдь не ленинской кухаркой, и управляла по-немецки аккуратно и грамотно. Хотя и к ней у передовой общественности накопилось немало вопросов, о чем и не преминул доложить Александр Радищев, совер?ив путе?ествие из Петербурга в Москву.

А в 1917 году - и эта нормано-татарско-немецкая несущая конструкция российской государственности рухнула. ? появилась советская власть и коммунистическая государственность. Скроенная из утопий Томаса Мора, Кампанеллы, Сен-Симона, Фурье, Оуэна, исторического материализма Маркса и Энгельса, интеллектуальных рецидивов народничества в теории, на практике она опиралась на примитивные инстинкты кровавой гражданской войны, в которой выживает тот, у кого клыки крепче. Какое она могла иметь отно?ение к славным традициям и культуре восточных славянских племен, именуемых россами или русичами?

Вот собственно, и все к вопросу о русской государственности.

Вопрос этот, как можно догадаться, открытый.

Василий Красуля

13.12.2009