МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

?стория выбрала Гайдара

← к списку статей

Памяти Егора Тимуровича Гайдара

Егор Гайдар стал пятым по счету политиком, которому Борис Ельцин осенью судорожного 1991 года предложил возглавить неизбежные российские реформы.

Молодой Гайдар – всего-то 35 лет - согласился. Более умудренные житейским опытом коллеги отказались от высокой чести подойти к агонизирующему на операционном столе телу советской экономики. Никто не верил, что распростертый на одной ?естой части земного ?ара полутруп можно реанимировать, но все понимали, что послеоперационные судороги будут стра?ными и «лекарю» может не поздоровиться.

Тимур Гайдар, контр-адмирал, известный журналист, отец будущего реформатора грустно спросил: «Зачем тебе это надо? Разве ты не понимае?ь, что тебя будут ненавидеть?..».

Не знаю, что и как ответил Гайдар, и как это выглядело со стороны. Гайдар был не сентиментальным человеком. ? вовсе не идеалист-романтик, которым его иногда пытались изобразить. По складу своего характера он чужд фразы и красивого жеста. Я был знаком с ним. Не так, конечно, чтобы очень близко, общался боль?ей частью в компании с кем-то, прилюдно, хотя были и личные беседы. Боль?е со стороны, как недоверчивый провинциал, почти ровесник, тоже с амбициями, наблюдал за столичной звездой.

Я ощущал дыхание его интеллектуальной мощи. Он был вундеркиндом с необъятной памятью, который еще в отрочестве глотал ученые книги по экономике, социологии, философии, истории, специальным дисциплинам на разных языках . От него не было тайн в современной экономике с ее финансовыми потоками, инфляционными навесами, спросом и предложением, инвестициями, прибылями, рейдерскими захватами, банковскими процентами, накоплениями, дефолтами и дефляциями… Знаменитый академик Аганбегян, сравнивая профессиональный и интеллектуальный потенциал Гайдара и другого демократического лидера, тоже экономиста, отмечал, что последний не годится Гайдару в подметки. Оба были в чем-то его учениками и Абел Аганбегян мог сравнивать.

Но мне, провинциалу, казалось, что энциклопедические познания, тепличное «профессорское» воспитание слегка отодвигали Гайдара от простого народа, населяющего глубинку. Он ведь не знал, чем ды?ат дяди Вани и тети Моти – слесари, пенсионеры, колхозные доярки, трактористы, учителя, кондукторы и прочие незаметные люди, для которых реформа явилась не очаровывающей воображение интеллектуала формулой, а суровой реальностью безработицы, роста цен, бестолковщины, краха устояв?ихся представлений. Не мог предугадать, что реакция населения на запущенные рынком стимулы будет не такой, как предписывают на практике других экономик законы, но таящиеся в народных глубинах лукавство, хитрость, боязнь ответственности, развращение халтурой и мелким воровством, необязательность наложат отпечаток и все испортят.

?ногда я думал о том, что если бы он получ?е знал все скрытые от москвичей специфические особенности советского человека, наверное, он скорее всего отказался бы от данайского дара, преподнесенного ему Ельциным. Как отвергли его некоторые иску?енные политики, свалив?ие неблагодарную черную работу на молодого и нетерпеливого, а потом, когда Авгиевы коню?ни были вычищены, когда все стабилизировалось, когда выяснилось, что «пациент» вопреки всему скорее жив, чем мертв, толпою выстроились к государственным постам, и уж тут-то никого вперед себя не пропускали.

Никто не сомневается, что при любом развороте событий в стране, после начала перестройки интеллектуалу с выдающимися способностями и трудолюбием ничто не ме?ало бы совер?ить головокружительную карьеру в науке ли, в бизнесе ли, и даже в политике в роли незаменимого мудрого советника, необходимого при любом режиме.

Позже я понял, что о?ибался, он не был наивным и все понимал. ? сознательно по?ел на крест. Потому что другого пути у России, кроме как пройти через адовы круги реформ, не было. Как не было иного выбора и у него, осознав?его это и став?его узником этого сознания. Он никогда не декларировал публично свою приверженность марксовскому стилю мы?ления и восприятия жизни. Хотя для меня влияние Маркса на него несомненно. Знаменитые слова Маркса о том, что «…идеи , которые овладевают на?ей мыслью, подчиняют себе на?и убеждения и к которым разум приковывает на?у совесть, - это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца… - это про Егора Гайдара.

Сегодня нарастает напряжение в экономической и социально-политической жизни страны. Со всех сторон обру?иваются алармические прогнозы, клику?еские предсказаниях. Коррупция, расползание ткани государственной ма?ины. Ожидания кризиса, дефолта, распада. ? тем не мене, несмотря ни на что, в стране совсем другая ситуация, чем в начале девяностых. Стальной каркас новых институтов, выкованный в реформах, функционирует. Этого никто не сможет отрицать. Это дает точку опоры и надежды. Об этом я вспоминаю, когда думаю о Гайдаре.

Сегодня вы можете подойти к банкомату на улице, сунуть пластиковую карточку - и отсчитывайте купюры; вы можете по мобильнику оплатить авиабилет. Это реалии совсем другого мира, чем тот, в котором мы жили двадцать лет назад.

? много чего другого мы можем сегодня себе позволить, одним мановением руки извлекая из небытия энергии, которые при?ли к нам вместе с рыночными институтами из цивилизованного несоветского мира. Гайдар пробивал бре?ь в это мир. Мы пользуемся его дарами.

В годы застоя был популярен такой анекдот.

«В энциклопедии ХХI века напротив фамилии Брежнев написано: мелкий политический авантюрист эпохи Высоцкого».

Многие современные политики сохранятся в будущих энциклопедиях и исторических хрониках ли?ь как сноски к фамилии Гайдар.

Это будет потом. А сейчас…

Так устроена жизнь, а российская в особенности: общество отвергают тех, кто предлагает им спасение. Сперанский, Александр Второй, Петр Столыпин, граф Витте, академик Сахаров, Горбачев. ?, конечно же, Гайдар…

?, тем не менее, жизнь пробивает свое. Двадцать лет назад никто не верил, что Россия может стать на путь возрождения и начать трудный путь возвращения в европейскую цивилизацию. Сегодня это факт, который никто не может отрицать. Упрямее всех об этом твердил Гайдар, потому что знал и верил. Может быть, поэтому на него и пал выбор истории.

Василий Красуля,

Член Союза российских писателей,

быв?ий руководитель Ставропольской краевой организации партии «Демократический выбор России».

16 декабря 2009 года

г.Ставрополь.