МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Мэрия паразитирует на доверии

← к списку статей

Василий Красуля – талантливый журналист, принципиальный политик, правозащитник, неординарно мыслящий человек... Сегодня он возглавляет «Единый Фронт Протеста» - общественное движение, к которому с каждым днем примыкает все боль?е ставропольцев для того, чтобы вместе бороться за свои права.

- Василий Александрович, где выработали на заре перестройки? ? почему о вас, как о яркой политической персоне, до сих пор отзываются весьма по-разному?

- Я работал журналистом. Мне было 34 года, когда меня назначили первым заместителем краевой партийной газеты - «Ставропольской правды» - случай беспрецедентный в послевоенной истории газеты.

Но однажды я понял, что мы идем в тупик. Жаловаться, причитать, рассуждать - это не мой стиль. Надо бороться за новую жизнь. Поэтому с легким сердцем оставил пост заместителя редактора.

В 1988 г. стал одним из организаторов «Народного фронта». Мы выпускали самиздатовский журнал, листовки, устраивали голодовки. После одного несанкционированного митинга меня и моих товарищей судили.

Я на собственной ?куре ощутил, что это такое, когда власть против тебя. Я не худ?ий, скажем так, журналист, имев?ий множество знакомств и связей во всех сферах народного хозяйства, не мог устроиться на работу. С улыбкой вспоминаю, как обрадовалась деву?ка-секретарь в организации военизированной охраны. Я по объявлению при?ел устраиваться охранником. Она сообщила о дефиците кадров у них, о пятнадцати вакансиях. А на следующий день, когда я при?ел оформляться, стыдливо опускала глаза: ей ведь приказали сказать, что мест нет. Для меня, разумеется.

В 1990 году был избран депутатом краевой Думы, в ноябре стал редактором первой независимой на Ставрополье газеты «Гражданский мир», которую и учреждал вместе с коллегами. Мы не жаловали власть, публиковали резкие материалы. В 1991-м меня назначили заместителем губернатора края, на этом посту я проработал 5 лет.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом периоде ва?ей жизни.

- Я и несколько моих единомы?ленников из Народного Фронта при?ли в администрацию работать за идею. Делали это фанатично, может быть, не всегда грамотно с точки зрения управленческой науки. Обидно было, когда доходили слухи, что нас честят почем зря. Мол, дорвались до власти, коммунистов прогнали, а теперь сами полезли за чинами и привилегиями.

Моим близким не раз приходилось слы?ать: «Вон, какой особняк Красуля себе отгрохал!». Как-то я посчитал, и оказалось, что за годы работы вице-губернатором таких «особняков» я «настроил» аж 16(!): жене даже фотографии показывали «на?их» домов. Она только вздохнула: вот бы половинку такого дома!

Я понимаю людей: высокий пост во власти всегда давал человеку колоссальные преимущества. Помню, на другой день после назначения меня в должности при?ел ко мне знакомый. Он предложил какую-то собственность на меня записать, акции, земельные доли где-то в районе в обмен на покровительство. При?лось деликатно его выпроводить. Очень скоро подобные предложения перестали ко мне поступать.

У руководителей края была достаточно высокая зарплата, вы?е, чем у учителя или рабочего. ?з-за этого я переживал, помню, определенный дискомфорт. Одно время даже перечислял часть заработанной платы в детские учреждения.

- В 96-м вы у?ли с должности вице-губернатора и...

- Оказав?ись опять на улице, я ре?ил, что буду жить так, как рядовой россиянин, оказав?ийся в такой же ситуации. Приходилось даже садиться за руль и подрабатывать таксованием. Помню сме?ную историю. В один прекрасный день после дефолта занял у сына-третьеклассника десять рублей, которые сам накануне ему и подарил. Залил на эти деньги два литра бензина, подвез пассажира, заработал уже на десять литров, потом на этом бензине сделал несколько кругов по городу и привез домой на ужин хлеб, кефир, молоко, карто?ку и расплатился с Го?кой.

- На какое-то время вы выпали из поля зрения общественности и из политической жизни. С чем это было связано? ? почему вновь оказались в центре внимания?

- В конце 2003 г. я попал в серьезную автомобильную аварию, перенес две операции. На несколько лет оказался привязан к дому, нигде особенно не показывался. Писал статьи, написал роман, работал с текстами, приводил в порядок архив.

Как-то познакомился с представителями протестного комитета. Возникло желание помочь им эффективнее сопротивляться произволу городских властей. Придумал несколько акций. Мы объявили войну политике мэрии города. Например, устроили на площади Ленина показательные «Похороны пятилетнего плана Дмитрия Кузьмина».

-Верху?кой ставропольской городской власти сегодня недовольны многие. В чем, на ва? взгляд, ее главный грех?

- В том, что она паразитирует на подсознательном доверии народа к власти как к социальному институту. При том, что народ эту самую власть и поносит. Такой вот парадокс. Это на?а матрица, сложив?ийся архетип русского народа - есть батю?ка-царь, и ему надо верить. А на?а власть играет с народом втемную, спекулирует на доверии, на том, что люди думают, будто начальники о них заботятся. Пусть немного подворовывают, но, в целом, заботятся. Людям невдомек, что чиновники вообще о них не думают. Люди ведь в своей массе политически и юридически неграмотны. Поэтому «Единый Фронт протеста», среди прочего, намерен добиваться создаия в Ставропольской городской администрации отдела бесплатной юридической помощи, которая помогала бы даже составлять судебные иски конфликтующим с городской администрацией и городскими службами людям.

Беседовала Ольга БОГАТЕЕВА

«Ставропольская Вечерка», № 9, август 2007 года.