МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Суд дозволил бить

← к списку статей

Устами судьи Октябрьского районного суда города Ставрополя торжественно провозгла?ено: милиционеру позволительно бить рядовых граждан!

В феврале про?лого года в «Открытой газете» ( № 11) была опубликована статья Василия Красули «Хватит позорить погоны!», в которой рассказывалось о том, как стар?ий лейтенант милиции, сотрудник Г?БДД Кочубеевского района Роман Полищук жестоко избил жителя Новой деревни Николая Гончаренко: селянину выломали руки, а потом завалили на землю в собственном дворе и топтали на глазах своих же детей.

Контакт с блюстителем порядка дорого обо?елся потерпев?ему: у него была сломана левая рука, он получил сотрясение мозга. Все это зафиксировано в документах – заключении судебно-медицинской экспертизы, показаниях свидетелей.

По жалобе Гончаренко Невинномысский межрегиональный следственный отдел при прокуратуре Российской Федерации по Ставропольскому краю проводил проверку. Сменяв?ие друг друга следователи Хорельский, Краснов и Черников не на?ли оснований для возбуждения уголовного дела. Ни поломанная рука, ни закрытая черепно-мозговая травма, ни показания свидетелей не убедили их в том, что стар?ий лейтенант милиции превысил служебные полномочия.

Трижды прокурор Кочубеевского района А.Васильченко не согла?ался с выводами следственной артели и требовал провести новое расследование. ? трижды невинномысские следаки переписывали слово в слово первоначальный отказ. В конце концов, принципиального прокурора Васильченко перевели в Кисловодск и протесты прекратились. Можно предположить и о наличии влиятельных сил, заинтересованных в том, чтобы дело было замято. В одной из публикаций «Открытая» сообщала, что в тот злополучный день напарником Р.Полищука был молодой сотрудник милиции, который доводится племянником начальнику Кочубеевского РОВДа. Логично предположить, что его-то и выводили из-под косвенного удара.

Жалоба Н.Гончаренко попала и в руки уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Алексея Селюкова. Вникнув в детали, омбудсмен, имеющий огромный опыт работы в органах прокуратуры, высказался однозначно: в действиях работника ГА? имелся состав преступления. Свое мнение он отправил в следственное управление по Ставропольскому краю и именно по его настоянию была организована судебно-медицинская экспертиза, которую следственные органы до этого отказывались проводить.

Газетная публикация, в которой поименно перечислялись и те, кто, по мнению автора, нару?или закон и те, кто покрывали их, вызвала ?ирокий читательский резонанс. Вроде бы, ко всему уже привыкли на?и люди. Но карательная вылазка гаи?ников в Новой Деревни ?окировала показательной наглостью, с какой охранители на?его покоя растоптали достоинство рядового гражданина.

Государство хранило суровое молчание, и журналисты взялись за защиту униженного человека: открыли глаза руководителям правоохранительных органов на беззаконие. ? ждали естественной реакции, ведь, по закону, публикация в прессе должна рассматриваться и следователями, и прокурорами, и руководством управления внутренних дел как призыв к вме?ательству.

Но не дождались.

Б?Л? ?Л? «УРОН?Л?»?

После публикации статьи про?ло два месяца, но ожидаемой реакции со стороны ни руководителей краевого УВД, ни Кочубеевского района, не последовало. Никто не только не пожурил «проказника», но даже не извинился перед человеком, получив?ему увечья. Чтобы стронуть дело с мертвой точки, я, как автор статьи, обратился в краевую прокуратуру с заявлением…на самого себя.

Логика моих рассуждений была такая. Если публично обвиненный журналистом госслужащий (инспектор ДПС, следователь, судья и т.д.) не виновен в совер?ении инкриминируемых ему незаконных действий, значит, виновен…журналист. ?ного не дано. ? если милиционеры и следователи, герои очерка «Хватит позорить погоны!» правы, если журналист опорочил их честное имя, значит, судить надо журналиста. По итогам неприглядной истории в Новой деревне должно быть открыто уголовное дело. Если ставропольскому правосудию нечего предъявить инспекторам ДПС, пусть оно займется журналистом.

Через полтора месяца я получил ответ, подписанный подполковником А.Дудкиным. Он сообщал, что по моему заявлению стар?ий лейтенант Е.Загреба провел расследование и установил, что:

«…факты, которые излагает В.А.Красуля в своей статье «Хватит позорить погоны!», имели место в действительности…»

Все, что сообщил в своей статье журналист, правда. Да мы в этом и не сомневались, иначе статья попросту не появилась бы на свет.

А между тем герой публикации, надо полагать, приободренный чьей-то поддержкой, ринулся в атаку: обратился в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации.

? заскрипели колесики судебной ма?ины.

В начале марта Октябрьский суд вынес ре?ение, которое повергает в глубочай?ее изумление: «признать не соответствующими действительности, порочащими честь и достоинство, и деловую репутацию Полищук Р.В. сведения, опубликованные в № 11 (19.02.2009 г.) газеты «Открытая. Для всех и каждого» в статье В.Красули «Хватит позорить погоны!»…

Суд встал на защиту «чести и достоинства» Р.Полищука. Факты, на которые опирался журналист, были признаны не соответствующими действительности. Оказывается, не было никакого избиения, не было сломанной руки, а сотрясение мозга приснились пострадав?ему.

Каким же образом суду удалось докопаться до такой «истины?

Начнем с того, что суд отмел показания пяти или ?ести свидетелей безобразного бесчинства. Оказывается, их показания не имеют для судьи никакого значения на том основании, что принадлежат… родственникам и соседям потерпев?его. Не сомневаюсь, что эта новинка, рожденная на богатой всевозможными починами ставропольской земле, войдет в анналы юриспруденции.

Во время заседания я ходатайствовал выслу?ать в качестве свидетеля и млад?ую дочь Николая Гончаренко, тринадцатилетнюю Юлю. Судья выразительно посмотрела на меня и по-матерински упрекнула: неужто вы будете настаивать на допросе ребенка? Неужели вы не боитесь нанести психологическую травму девочке?

Конечно же, я мень?е всего желал тревожить ду?евный покой подростка и снял ходатайство.

Однако, как мы увидели впоследствии, сама судья не побоялась потоптаться в ду?е ребенка, объявив правдой милицейскую ложь: мол, никакого избиения не было! Теперь девочка, на глазах которой истязали родного отца, будет знать, что она и ее слова – ничто для отечественного правосудия, и что в судах торжествует неправда.

Не менее остроумно избавилась судья и от такого доказательства, как заключение судебно-медицинской экспертизы, которая не сулила никаких перспектив иску Полищука: « Закрытая черепно-мозговая травма. Закрытый отрывной внутрисуставный перелом левой локтевой кости. Сотрясение головного мозга. У?ибы лица в волосистой части головы».

Вчитаемся в строки судебного ре?ения:

«Эксперт указывает, что, учитывая характер и локализацию телесных повреждений, он исключает возможность причинения указанных вы?е повреждений головы и левого локтевого сустава в результате падения с высоты собственного тела и ударе о тупые твердые предметы».

Судья признала, что Николай Гончаренко имел телесные повреждения. Логичен вопрос: а кто их нанес? Однако судья его не задала, а вместо этого, словно опровергая непонятно кого, сослалась на мнение эксперта о том, что подобные травмы не могут возникнуть вследствие падения человека на землю с высоты собственного роста. Так в статье и не говорится о том, что потерпев?ий свалился со скамейки. Речь о том, что его избили. В конце концов, не сам же он с мазохистским усердием выломал себе левую руку и устроил сотрясение мозга. ? избивал его не кто иной, как Полищук, который, как показали допро?енные свидетели, лупил Гончаренко кулаками и пинал ногами.

Сам же Роман Полищук на заседании невинно, дескать, он никого пальцем не тронул, все это наговоры. ? судья вопреки очевидному, вопреки заключению медицинской экспертизы и показаниям свидетелей, согласилась со «скромным гаи?ником» и обвинила журналистов в искажении действительности.

?М можно ВСЕ

Добропорядочного гражданина вынесенное ре?ение суда может ужаснуть. Оно напоминает: никто не защищен законом. Вас всегда может унизить сорвав?ийся с кату?ек урядник «при исполнении», отутюжить кулаками, а потом над вами поизмываются следователи и судьи, которые вас же и обвинят.

От этого вывода веет безнадегой: ?М можно ВСЕ.

Это подтверждают тысячи фактов. По сведениям организации «Общественный вердикт», которая много лет отслеживает судьбу нару?ив?их закон милиционеров, дела против них возбуждаются крайне неохотно. А если доходит до суда, то нару?ители в погонах либо остаются безнаказанными, либо получают смехотворно ничтожные наказания. ? это несмотря на то, что президент публично потребовал: за проступки, совер?енные людьми в погонах, карать строже.

Ну и, как бы вдогонку. Особенно возмущает, что на защиту униженного гражданина не встал никто из тех, кто обязан делать это по долгу службы. Нелепо смотрится и судебное ре?ение после того, как прокуратура, отреагировав на мое заявление, не усмотрела криминала в действиях журналиста. А если вспомнить протесты прокурора А.Васильченко, закрадывается подозрение о полном ступоре судебно-правоохранительной системы: у милиции один взгляд на деяния гаи?ника, у следственного комитета другой, у прокуратуры третий, а у суда – свой.

Василий Красуля.

Газета "Открытая" № 19, 19-26 мая 2010