МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Русская Ставропольская Республика: ответ на вызов террористов

← к списку статей

О взрыве у ставропольского дворца культуры и спорта говорят все СМ?.

Но пока от внимания наблюдателей ускользает нарастающий взрыв в умонастроениях ставропольцев. Случилось то, что предрекали многие аналитики после образования Северо-Кавказского Федерального округа: ставропольцы начинают осознавать положение заложников, в котором они оказались.

Надо сказать, что создание округа в массах было воспринято настороженно. Это только в официальной прессе гремели бравурные одобрямс. Давно пора! Спасибо центру, который прислал выдающегося менеджера Хлопонина!

Многие уже тогда понимали, что основной политический мотив разделения ЮФО и выделения из него Ставрополья в компании с группой республик Северного Кавказа состоит в том, чтобы географически и в смысловом отно?ении вывести олимпийские Сочи из связки с Северным Кавказом, особенно, Чечней. Кому не понятно, что Сочи, как составная часть горячей точки по имени Северный Кавказ, не будет представлять боль?ого интереса для западных инвесторов и туристов? Теперь Сочи как бы не причастно ни к Северному Кавказу, ни к боевикам, рассеянным в горах. Добро пожаловать!

Почетная роль буфера-громоотвода возложена на Ставрополье. ? народ об этом догадывался. Помню, месяца полтора назад знакомая сотрудница одного из издательств рассказала мне о мучениях, которые она пережила во время поездки в мар?рутке. На одной из остановок в кресло напротив нее присела молодая горянка в черном платке. Моя знакомая, по ее признанию, остаток путе?ествия провела как на иголках. Она напряженно всматривалась в строгое лицо незнакомки, со страхом разглядывала сумочку в ее руках и гадала, не ?ахидка ли перед ней и что у нее на уме? Тревога исчезла ли?ь, когда она благополучно выпорхнула из мар?рутки и едва не перекрестилась на радостях, что все закончилось благополучно.

Подобное настроение свойственно многим ставропольцам.

? вот грянул взрыв, которого подсознательно многие ждали.

Шок на другой день подогрели массированные слухи о взорванной террористами мар?рутке.

Про?ло еще два дня, и начались вопросы.

Первым встал вопрос: а почему был образован этот самый СКФО, в который затолкали Ставропольский край? Кому это надо? Кто спра?ивал у людей, что они думают по этому поводу? Где обсуждалась эта идея?

Никто, естественно, никого не спра?ивал и ни с кем не советовался. Это уже добрая традиция на?их властей: распоряжаться жизнями людей и их ко?ельками, не ставя их в известность.

Начали возникать вопросы и поглубже. А что это вообще такое – СКФО? Что такое федеральный округ? На каких конституционных принципах функционируют эти бюрократические образования? На каком основании направленные в регионы финансовые потоки проходят через структуры по сути неконституционного органа – полпредства? Какими мотивами руководствуются неизвестные нам люди, которые делят десятки миллиардов неучтенных в региональных бюджетах рублей и раздают их по своему усмотрению представителям региональных элит? Какова экономическая эффективность подобных «инвестиций?

Буквально на днях президент Медведев на встрече с правозащитниками гневно заклеймил коррупцию на Северном Кавказе, которая, по его словам, уже подрывает устои государства. Он про?елся по республиканским и региональным кланам, которые растаскивают астрономические суммы. Но кто виноват в этом? Кто этому потворствует? Кто делит не контролируемые деньги? Не в полпредствах ли происходит скрытый от глаз общественности обмен денежных единиц на знаки политической лояльности? А даль?е неконтролируемые финансовый поток несется в степи и горы, где его поджидают щелкающие челюстями местные ворюги. Какие жирные куски отгрызаются от свежей ту?и и возвращаются в чинную Москву, мы можем только догадываться. Может ли в принципе быть порядок при таком способе распределения общественного пирога?

Первыми почувствовали угрозу казаки. Состояв?ийся в начале февраля в Пятигорске казачий круг предложил образовать Ставропольскую Русскую республику. Время показало, что не только казаки видят в образовании на территории Ставропольского края субъекта Федерации со статусом республики единственную возможность сохранить равновесие на Северном Кавказе.

Прежде всего, это соответствует здравому смыслу и элементарной справедливости. Почему ?нгу?етия, в которой живут двести тысяч жителей, или Карачаево-Черкессия с полумиллионным населением – республики, а Ставрополье с населением почти в три миллиона человек – край?

Повы?ение статуса Ставрополья до республиканского будет означать, что Москва понимает геополитическое значение региона. Это позволит Ставрополью вести на равных диалог с соседями и откровенно говорить о проблемах, которые пока замалчиваются. Одна из таких проблем – выдавливание русскоязычного населения из соседних республик в последние два десятилетия. ? делалось это не всегда деликатным и законным образом. С другой стороны, оседающие на Ставрополье выходцы из соседних республик все более энергично демонстрируют свои права на особую идентичность. Простой пример: после образования СКФО участились флэ?-мобы, когда в каком-то месте внезапно появляется группа граждан какой-либо соседней республики и они, ?умно отплясав лезгинку, молниеносно исчезают. Ставропольцы воспринимают это не как проказы недорослей, а как проявление целенаправленной политики. Чьей? С какими целями?

Взрыв многие ставропольцы восприняли как зловещее предупреждение.

На мой вопрос, «А почему именно русская, ведь в крае живут представители и других национальностей?» «республиканцы» отвечают: а что тут стра?ного? Не эфиопской же ее назвать? В Ставропольском крае 80 процентов населения русские. Например, в Адыгее адыгейцы едва ли составляют боль?инство населения, но республика, тем не менее, Адыгейская.

Несколько лет назад во время выборов президента Адыгеи в регистрации незаконно отказали русскому кандидату. Все понимали, что у него был ?анс победить. Москва сделала вид, что никаких нару?ений ни закона, ни прав человека, не заметила. Понятно, в национальных республиках отстаивают права «титульного народа». А как быть с титульным народом в том же Ставропольском крае?

Каковы перспективы появления Русской Ставропольской республики? Насколько сильной будет поддержка подобной инициативы, выйди она на политическую поверхность? Есть основания полагать, что боль?инство русских эту идею поддержат. Дело в том, как выявить эту поддержку и превратить ее в ре?ающий фактор принятия политического ре?ения.

Русским людям свойственно инерционное отно?ение к действительности. Они, как известно, долго запрягают. Как заметил один из моих собеседников, занимающий высокий пост в структурах власти и пока не желающий светиться публично, ситуация разре?ится, когда русские на Ставрополье почувствуют запах паленой ?ерсти. Когда они поймут, что поставлен вопрос об их биологическом выживании. Вот тогда-то в глубинах генетической матрицы зародится импульс, и русский народ вновь осознает себя единым народом, способным создавать политические структуры, гарантирующие ему выживание и развитие.

Сторонники республики считают, что это время при?ло.

Василий Красуля

30.05.2010